Закрыть

Злые дневники кастеляна

Страна Беларусь | 01-04-2011 | 6 489

 

Злые дневники кастеляна

Его мемуары — неисчерпаемый источник сведений об эпохе Великого княжества Литовского для историков и литераторов. В романе литовского писателя Витовтаса Мисявичюса «Мядзвежая акадэмiя», который вышел в 1988 году в переводе на белорусский язык, упомянутый мемуарист стал одним из героев... Именно к нему, Мартину Матушевичу, писарю князя Радзивилла Пане Коханку, отправляется в блистающий роскошью Несвиж главный герой романа, юный бедный шляхтич Твирбутас.

 

Вот что интересно. Если человек пишет мемуары или ведет блог в Живом журнале — он естественным образом лепит свой имидж, думая о том, чтобы предстать перед потомками в наилучшем виде.

Разумеется, Мартин Матушевич в своих мемуарах находит высокие и красивые слова, чтобы выставить в лучшем свете себя и своих покровителей. Но при этом ему свойственна какая–то жестокая наивность — он признается в поступках совершенно чудовищных, походя описывает чужие преступления, действительно не видя в них ничего плохого... Например: «Мать моя, приехав в Гослицы, нашла там какой–то беспорядок, а так как управляющим там был шляхтич Ластовский, то она приказала бить его плетьми по голому телу так сильно, что этот Ластовский помер». Никаких рефлексий по поводу этого события у мемуариста нет.

XVIII век — эпоха бурная. Бесконечные войны, шляхетские наезды и дуэли, сорванные сеймы и суды, беспомощность власти и самодурство магнатов... Небогатые дворяне не видели ничего зазорного в том, чтобы быть «клиентами» влиятельных людей, меняя их по мере выгоды. Целовали благодетелю сапоги и разбивали друг другу головы булавой–шестопером за «неправильный» взгляд... Пили из туфелек прекрасных дам и отдавали этих дам замуж, не спросясь и не дождавшись брачного возраста... Мартин Матушевич, умный, ловкий, отнюдь не воинственный, но честолюбивый, пытался выжить в эту эпоху.

 

Злые дневники кастеляна

Впрочем, познакомимся поближе с этим героем. Ведь долгое время не считалось, что брестский кастелян имеет отношение к белорусской истории. Ну как же, у нас одни мужики в лаптях на неурожайных пажитях страдали... Как будто события, которые Матушевич описывает, происходили не на нашей земле, не возле каменецкой Белой вежи он вырос...

 

Родители Матушевича были шляхтой средней руки. Не бедные, но и не магнаты. Матушевич учился в иезуитских школах Дрогичина и Бреста. С одной стороны, нравы в школах были строгие — Матушевич описывает случай, когда ученик, не выдержав издевательств учителей, утопился. С другой стороны, школяры тоже не были безвинными овечками. Они нанимали себе «дырэктараў» — репетиторов, и вот что вспоминает Матушевич: «Жылi мы ў кампанii з панам Валяр’янам ды з панам Юзафам Руткоўскiм. Але, маючы дырэктараў нашых не надта добрапрыстойных, якiя п’янства не засцерагалi нас i на рэдуты або публiчныя танцы ды на гульню ў карты з сабою бралi, значную меў я перамену ў добрай адукацыi. Мiж iншымi глупствамi й легкадумнасцямi маiмi найперш было тое, што, надта ў здольнасцi маёй упэўнены, зусiм да навук аблянiвiўся, лаяцца й пiць не засцерагаўся, ды нагэтулькi, што раз перад выступам у дыялогу ўпiўся, дык ролi сваёй не ўмеў i, упэўнены ў памяцi сваёй, схiбiў».

Тем не менее Мартин в науках преуспел, а преуспев, стал делать карьеру... Вначале служил Сапегам, потом — Чарторыйским, потом — Радзивиллам, потом опять Чарторыйским, потом — опять Радзивиллам... Уже в 25 лет он, «жадаючы заваяваць ласку i пачуццi жыхароў ваяводства, кланяўся i частаваў, колькi магло быць маёй мажлiвасцi; не менш частаваў я сяброў падстаросты i суддзi, i так, дзякуючы Божай лiтасцiвасцi, пачаў я мець у ваяводстве ласку i афекты». При Радзивиллах состоял в должности писаря. О его обязанностях рассказывает герой романа «Мядзвежая акадэмiя»: «Пан Матусевiч (так в романе. — Л.Р.), распарадчык усiх спраў i князеў дарадчык, меў вялiкую сiлу i шмат абавязкаў. Цяпер ён пiльна рэвiзаваў, правяраў, як вядзецца i кiруецца ўся складаная гаспадарка Радзiвiла».

Подкупал Матушевич и своим литературным талантом. Кому не хочется, чтобы о нем написали возвышенный панегирик! Ловко выполнял и скользкие поручения покровителей: подкупить судей, организовать голоса шляхты на сейме... Магнат Михал Чарторыйский Матушевича очень полюбил, целовал в голову, хвалил. Потом на клиента разгневался. В то время случилась некрасивая история. Мартин, сын своей матери, с нижестоящими обращался жестоко (обычное дело для тех, кто привык лизоблюдствовать перед вышестоящими). Как–то у него из дому пропало два серебряных подсвечника. Матушевич заподозрил в пропаже бедного шляхтича Юзефа Витановского. Особо не разбираясь, приказал всыпать несчастному двести розог и гнать со двора. Витановский поклялся отомстить... И ударил в самое больное место: по шляхетскому гонору. Стал распускать слухи, что Матушевич никакой не дворянин. Что дед его — крестьянин Матус, а крепостная Витановского Анна Гинчукова по прозвищу Шимчиха — родная тетка. Слух подхватили Чарторыйские, чтобы отомстить неблагодарному «клиенту». Они выкупили Гинчукову у Витановского и стали возить ее по стране и показывать как родную тетку Мартина Матушевича. Позаботились и о печатной информации — «пашквилях» и газетах. Один такой «пашквиль» был послан невесте Матушевича, и свадьба оказалась под большим вопросом...

 

Злые дневники кастеляна

Матушевич бросился за заступничеством к Радзивиллам. Для этого готов был на любую услугу. Сочинил стихи на день рождения княжны Вероники, дочери князя Михала Радзивилла по прозвищу Рыбонька, в которых прославил весь род Радзивиллов, в том числе сына Рыбоньки от первого брака Кароля Радзивилла Пане Коханку. Немудрено — Пане Коханку в то время возглавлял минский трибунал, то бишь суд. Туда Матушевич и обратился. Накануне заседания трибунала не поленился лично объехать всех депутатов, причем делал это так: приезжал к каждому часов в пять утра, «да ног крыжам падаў, плакаў i так навучыўся плакаць, што як толькi, прыехаўшы да нейкага дэпутата, пачынаў гаварыць, слёзы адразу з вачэй сыпалiся».

 

Как и во многих подобных случаях, за мелким конфликтом столкнулись самолюбия магнатов. Матушевич «выплакал» себе нужное постановление: из 20 депутатов половина проголосовала в его пользу, но один голос из тех, что «против», был признан недействительным... Гинчукову обвинили в клевете и потребовали ее выдачи. Матушевич настаивал, чтобы его лжететку били в Бресте у позорного столба. Но не тут–то было. Чарторыйские тут же опротестовали решение. А Гинчукова по дороге в минский суд вроде как заболела, задержалась в Столбцах, а оттуда исчезла. Похоже, Чарторыйские спрятали ее в одном из своих имений. На том дело и закончилось.

 

Злые дневники кастеляна

Матушевич оправдался, но тень, брошенная клеветой, преследовала его до конца жизни. Даже став брестским кастеляном, он не мог чувствовать себя в безопасности — потому что в эпоху беззакония и продажности судов не чувствовал себя в безопасности никто. Однажды Матушевич нашел на дороге труп своего крепостного Данилы Кузьмичка. Оказалось, несчастного убили трое крестьян бандитского пошиба, принадлежавших ксендзу Буховецкому, заклятому врагу Матушевича. Убийство было жестоким и бессмысленным. Но только одного из трех преступников схватили и обезглавили. Другой убежал, а третьего враги Матушевича выкупили — не пожалели пятьсот золотых. Как–то на Мартина Матушевича наехал его же брат Адольф. Приказал своим крестьянам напасть на принадлежавшую брату деревню. «Наездники» начали забирать скот, а когда им оказали сопротивление, стали стрелять. Двоих опасно ранили. И опять — никакого вмешательства закона... Впрочем, насчет всех злоключений Матушевича Адам Мальдис пишет: «Брэсцкi кашталян быў тыповым параджэннем феадальнага ладу, «залатой вольнасцi». Ён сам тварыў беззаконне i сам жа стаў яго ахвярай».

 

Один из польских исследователей назвал Матушевича «адным з найбольш характэрных нашых прадстаўнiкоў гэтага рухавага веку». Был он и интеллектуалом, и поэтом, сочинял на польском и на латыни. Известны его переводы Горация на польский язык: «Зборнiк сацiраў вершам польскiм, адным з лiтоўскiх абывацеляў выкладзены». К переводам он написал предисловия, и в них высказал кое–что из своих подлинных мыслей о дружбе с богачами. О том, что дружба эта «тужлiвая», что «клиенты» «не свабодны сказаць смела праўду», что им приходится «выконваць несправядлiвыя загады» и «баяцца панскай помсты i крыўды». Одно из своих стихотворений Матушевич подарил самому королю. Правда, с дополнением — породистой гончей, купленной за десять золотых и стог сена. Видимо, поэзия «в чистом виде» показалась поэту не слишком убедительным приношением.

Умер Мартин Матушевич в 1773 (по другим данным — в 1784–м) году, сколотив состояние, добившись почестей и званий. Но главный итог его жизни — это все же мемуары. Впервые они были изданы только в 1876 году, в Варшаве. Теперь все более становятся известны и в Беларуси. Ведь где еще можно вычитать, например, такую характерную черту эпохи: «Пiва не было, таму пiлi толькi ваду, з чаго ўпаў у вялiкую флегму i пачаў на здароўе слабець». Или как принимал брестский кастелян гостей: «Музыкi я не меў, дык сам iм граў часам на флейце, часам спяваў. Танцавалi мала не ўсю ноч. Назаўтра абед елi. Падараваў тады я Крапiнскаму каня–шлапака коштам 24 чырвоныя злотыя, Пашкоўскаму, генерал–ад’ютанту, фузiю францускую; хацеў Пятру Пашкоўскаму, ротмiстру, даць шэсць гузiкаў рубiнавых для кантуша, але ён не хацеў ад мяне прыняць, мяркуючы, што хачу яго ад партыi князя Радзiвiла, гетмана вялiкага, на бок князя падканцлера перацягнуць».

В романе Мисявичюса Мартин Матушевич назван «старым вымуштраваным дворным служакам». Но этот человек переводил Горация, играл на флейте и пел... Не будем же брать на себя роль судей, но запомним еще одну колоритную личность нашей истории.


Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Подписывайтесь на наш Telegram-канал @govorim_news
Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Написать комментарий

Информация
Чтобы написать комментарий вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться

Обращались ли вы за помощью в милицию?

Новости Беларуси

Какие изменения ждут нас на выборах 9 августа 2020 года

Хотите узнать больше? Как будет организован пресс-центр в день выборов 2020 года. Почему ПА ОБСЕ не планирует присылать в Беларусь наблюдателей на президентские выборы?

Что думает Цепкало о предстоящих выборах

Хотите узнать больше? Цепкало рассказал о "плане Б" на случай отстранения от выборов. Что думает Цепкало о предстоящих выборах. Какой процент людей за Лукашенко по мнению

Беларусь и Россия: «ничего личного, это просто бизнес»

Хотите узнать больше? Неужели президенту Лукашенко нужны были от России только деньги, а братские отношения и экономическая интеграция в рамках ЕАЭС, так и останется

Что пишет Виктора Бабарико из СИЗО КГБ

Хотите узнать больше? Виктора Бабарико впервые с момента задержания смог передать из СИЗО КГБ послание своему штабу. Что пишет кандидат в президенты. Фото письма

Александр Лукашенко лично не подает документы на регистрацию в ЦИК

Хотите узнать больше? Инициативная группа Александра Лукашенко последней подала необходимые документы на регистрацию его в качестве кандидата в президенты. Александр

Как Лукашенко собирается отрегулировать зарплаты у частников

Хотите узнать больше? Лукашенко пообещал контролировать зарплату "у тех, кто себя считает "свободным от всего". Взяв за ориентир десятку ведущих предприятий, по мнению

Откажет ли ЦИК в регистрации кандидатом из-за проверки декларации?

Хотите узнать больше? Декларация Виктора Бабарико, как и декларации других претендентов на пост президента, направлена в профильные организации, которые занимаются

«Добро пожаловать в змагары»: Как беларусы разозлились из-за того, что не зарегистрировали Бабарико

Хотите узнать больше? Сегодня глава ЦИК Лидия Ермошина в прямом эфире, по сути, вынесли обвинение Виктору Бабарико, а ЦИК единодушно проголосовал за то, чтобы не