Закрыть

«У нас умирает каждый второй человек, который попал в реанимацию»: Врачи рассказали правду о второй волне эпидемии в Беларуси

Во вторую волну коронавируса беларуский Минздрав продолжает выдавать статистику, в которую никто не верит - не больше 2000 заболевших и 10 умерших в день. А еще рапортует о стойком снижении числа инфицированных и надежде скоро начать спуск с плато. «Медиазона» поговорила с сотрудниками минских больниц и станций скорой помощи на условиях анонимности и узнала, сколько людей болеет и умирает на самом деле и можно ли надеяться, что эпидемия скоро пойдет на спад.


«В реанимации, рассчитанной на 30 мест, лежат 55 человек»

Под лечение больных COVID-19 в Минске полностью либо частично перепрофилировали 1-ю, 2-ю, 3-ю, 4-ю, 5-ю, 6-ю и 10-ю городские клинические больницы (ГКБ), взрослую и детскую инфекционные клинические больницы, а также 2-й роддом и РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии. Если места в этих стационарах закончатся, под «ковидных» передадут часть коек онкодиспансера, но пока его персоналу «сказали быть готовым», рассказывают знакомые с ситуацией врачи.

Несколько минских больниц сейчас работают на реабилитацию выздоравливающих от коронавируса — это второй этап лечения для «стабильных пациентов, которых мы не можем выписать домой». Таких больных принимают 11-я ГКБ, госпиталь инвалидов ВОВ, «Аксаковщина» и кожно-венерологический диспансер.

Все больницы, с врачами которых поговорила «Медиазона», перегружены — не исключение и отделения реанимации. Так, в одной из крупнейших минских клиник в двух реанимациях, при обычных условиях рассчитанных в сумме на 30 мест, лежат сейчас около 55 человек. В 4-й клинической больнице «свободные койки еще есть», а реанимацию на шесть мест пока держат «чистой».

О том, что «ковидные» стационары перегружены, говорят фельдшер скорой помощи и врач приемного отделения одной из «чистых» минских больниц. По их словам, когда в октябре-ноябре пациента нужно отвезти в «грязную» больницу, в отделе госпитализации станции скорой регулярно отвечали, что мест там нет. Когда позже под ковид перепрофилировали еще несколько больниц, «хаос стал более управляемый», рассказывают они.

«В последнее время все чаще скорая приезжает в течение часа, но все еще иногда приходится ждать по два-три часа», — рассказывает врач приемного отделения «чистой» больницы. Для понимания масштаба происходящего он приводит пример: в первых числах ноября, когда в его больницу еще привозили пациентов с подозрением на ковид, за одни сутки через приемное отделение прошли 270 человек — это рекорд за все годы работы собеседника «Медиазоны». У 104 из них тогда выявили пневмонию.

Летом Минздрав изменил показания к госпитализации, обращают внимание врачи. В начале весны в больницу отправляли всех, кто контактировал с заболевшим. «Потом поняли, что всех положить невозможно, потому что очень быстро распространялся вирус. Начали класть заболевших, у кого был подтвержденный вирус», — говорит врач клинической больницы. Теперь показаниями считаются возраст старше 55 лет, наличие хронических заболеваний и тяжелая одышка. В остальных случаях людям открывают больничный и оставляют лечиться на дому.


«Час-пик для скорой — шесть-семь вечера»

Фельдшер скорой помощи рассказывает, что по сравнению с первой волной пандемии нагрузка на бригады сильно выросла. «Если мы думали весной, что нам как-то сложновато, то сейчас все не против вернуться в то время и немного отдохнуть. Потому что нагрузка, конечно, колоссальная», — говорит он.

По словам фельдшера, за сутки бригада выезжает по 15-20 вызовам. В обычное время после каждого визита машина возвращается на подстанцию, где врачи могут отдохнуть и разобраться с бумагами. Сейчас машина делает три-пять выездов подряд, а перерыв занимает несколько минут.

Час-пик для скорой — шесть-семь вечера, когда время ожидания бригады увеличивается до нескольких часов. «Понятно, что на экстренные вызовы скорая приедет за несколько минут. Но на рядовые вызовы вроде „давление до 150 поднялось“ люди ждут скорую по три часа», — говорит фельдшер, уточняя, что по ночам нагрузка спадает, но незначительно.

Ответственность за такое положение дел медик отчасти возлагает на самих пациентов.

— Все думают, что истории из серии «спина болит три года, решил вызвать скорую именно сейчас, в четыре утра в воскресенье» — это анекдот. Но таких нелепых случаев — половина за смену. Недавно была пациентка, у которой температура 36°С. «Вы считаете, что это нормальная температура? Я думаю, у меня ковид». Она уговаривала свозить ее сделать компьютерную томографию, хотя сатурация была у нее 99%. Она думает, что низкая температура — это ковид. И сама медиком оказалась еще, — вспоминает фельдшер случаи из практики.

При этом собеседник «Медиазоны» признает, в каждую смену сталкивается хотя бы с одним тяжелым случаем, когда пациента с ковидом нужно срочно госпитализировать.


«Многие медики уволились, многие уехали, и это больше связано с политической ситуацией»

По сравнению с первой волной пандемии нагрузка на врачей теперь в целом сократилась, признают опрошенные «Медиазоной» медики. Весной непрофильных специалистов отправляли в отпуск за свой счет, объясняют они, осенью же их перепрофилировали и отправили работать с «ковидными» пациентами. Благодаря этому нагрузку удалось распределить более равномерно. «В первую волну у меня выходило по две-три ставки. Мы приходили в понедельник, уходили в воскресенье вечером домой. Сейчас мы работаем на 1 — 1,25 ставки», — рассказывает хирург клинической больницы.

Однако нагрузка все равно остается серьезной, отмечает врач. Если дневная смена (с восьми утра до 16:00) накладывается на дежурство, то работать приходится 36 часов подряд, подсчитал собеседник «Медиазоны».

Ставка — это 160 рабочих часов в месяц, объясняет медик из 10-й ГКБ, но к ним прибавляются дежурства. «220 — 230 часов в месяц получается», — говорит он. Проходящие практику студенты БГМУ дежурят два-три раза в неделю — это либо 12 часов в будние дни после учебы, либо 24 часа в один из выходных.

Фельдшер скорой констатирует, что людей «хронически не хватает». «В медицине с годами в Беларуси стало нормальным, что ни врачи, ни фельдшера на ставку не работают. Все работают на 1,25 или полторы. Если бы все вдруг сказали, что они будут работать на ставку, как это и положено, то мы бы столкнулись с очень большими проблемами, некомплект был бы полный», — описывает он ситуацию в здравоохранении.

Реаниматолог говорит, что по нормативам в его отделении на шесть пациентов должен быть один врач, но «сейчас мы лечим стандартно восемь человек, иногда доходит до десяти». То же самое с медсестрами, знает собеседник «Медиазоны» — вместо трех пациентов на человека приходится четыре-пять.

Нехватка кадров отчасти обусловлена эмиграцией высококвалифицированных специалистов и увольнениями на фоне политического кризиса в стране, говорят медики. «Многие уволились, многие уехали, и это больше связано с политической ситуацией. Уезжают в основном [специалисты в возрасте] 25-30 лет, с опытом и очень большим потенциалом, очень грамотные доктора», — делится своими наблюдениями хирург крупной минской больницы. Он прогнозирует, что его коллеги будут уезжать и впредь — разговоры об эмиграции постоянно ходят в больничных коллективах.

Все ответившие на вопросы «Медиазоны» врачи подтверждают, что за работу с «ковидными» пациентами им доплачивают — как и положено согласно указу №131. Медики называют суммы надбавок — среднем 1000 — 1 500 рублей, у реаниматологов и врачей скорой суммы больше. При этом хирург клинической больницы отмечает — сами оклады стали на 40% меньше, а почему так, «нам никто не может ответить».

С учетом доплат медики, работающие на полную ставку, «до трех тысяч могут получить». При работе сутки через сутки врач скорой помощи получает три-четыре тысячи рублей, причем руководство «без лишних вопросов» пересчитает зарплату, если по ошибке не учло «ковидную» смену, говорят собеседники «Медиазоны».

Врач лабораторной диагностики сетует, что ему не положено доплат за работу с «ковидными» больными — работники лабораторий не контактируют с ними напрямую. «Но мы работаем с биологическим материалом, который тоже является риском заражения», — недоволен медик. В мае Минздрав разъяснял, что в таких случаях медработники могут рассчитывать на доплату за интенсивную работу, и летом, подтверждает диагност, он получал по 1 600 рублей в месяц. Но сейчас доплачивать перестали, и при объеме работы «в полтора раза больше» зарплата опустилась ниже 1 200 рублей.


«Руководство так и не закупило мониторы для отслеживания состояния пациента в реанимацию — приходится делить один прибор на двоих»

В Белорусском профсоюзе работников здравоохранения заявляют, что запас средств индивидуальной защиты «в среднем рассчитан на 30 и более дней». Врачи подтверждают — СИЗов хватает, «есть возможность менять респираторы и костюм каждую смену»; в этом отличие от первой волны, когда медики могли рассчитывать только на помощь волонтеров.

Сотрудники лабораторий в разговоре с «Медиазоной» отмечают нехватку реактивов, которые нужны для базовых исследований вроде биохимического анализа крови. Из-за этого медикам приходится выбирать, кому сделать анализы — приоритет отдают пациентам реанимации. При этом медики отмечают, что перебои с поставкой реактивов не критичны и возникают из-за большого потока больных, которым назначают одни и те же анализы.

Реаниматолог клинической больницы говорит, что в его отделении возникал дефицит аппаратов ИВЛ. «Были моменты, когда приходилось использовать наркозные аппараты для вентиляции пациентов, но это буквально несколько суток, когда наплыв тяжелых пациентов на ИВЛ», — говорит врач. Он добавляет, что между двумя волнами пандемии руководство так и не закупило мониторы для отслеживания состояния пациента — приходится делить один прибор на двоих.


«В небольшой минской больнице умирают 12 человек в сутки»

По статистике Минздрава, за все время пандемии в день от COVID-19 еще ни разу умирали больше десяти беларусов. При этом врачи трех минских больниц сказали «Мезиазоне», что в каждой из них только за одну смену число смертей от коронавируса превышает это число. «Если в небольшой больнице умирают 12 человек в одном Минске, в котором практически все клиники перепрофилированы под ковид, имея все необходимые лекарства, что уж говорить про районы и сколько умирает там», — рассуждает врач-хирург.

Реальных цифр смертности по стране никто не знает, отмечают медики. Одни собеседники «Медиазоны» предполагают, что за день умирают 50 — 100 больных; другие говорят, что официальные показатели смертности «можно смело умножать на 50», то есть речь идет о сотнях смертей ежедневно.

«Даже Минздрав не представляет всей катастрофы, которая происходит у нас в стране. Мы же даже не представляем, что происходит на районах, где нет такого оборудования и реанимационных возможностей. Основная проблема в том, чтобы человеку дать кислород. А количество кислородных точек везде ограничено», — объясняет реаниматолог клинической больницы.

По оценке одного из опрошенных «Медиазоной» медиков, за сутки в Беларуси регистрируют около десяти тысяч новых пациентов с коронавирусом. Фельдшер скорой сомневается, что система способна выявлять больше случаев, чем сейчас. «Лаборатории и так работают на полную нагрузку, стационары заполнены, в поликлиниках очереди на три часа. Дальше уже некуда, система здравоохранения просто не справится», — говорит он.

Врачей возмущают заниженные цифры заболеваемости и смертности — они считают, что, манипулируя статистикой, государство потворствует легкомысленному отношению к опасной болезни. «Мне непонятно, почему нельзя сказать реальные цифры заболевших и умерших. Чтобы люди не разводили панику? Возможно, люди бы и разводили панику, но они подходили бы более ответственно к этому», — полагает собеседник «Медиазоны».

Никто из ответивших на вопросы «Медиазоны» медиков не знает, на каком этапе фальсифицируется статистика. Каждый главврач знает реальные цифры по своей больнице, уверены они, медработников никто не заставляет «рисовать» в бумагах умерших от COVID-19 другие причины смерти. Что происходит с данными после главврачей, неизвестно, признают работники минских больниц в разговоре с «Медиазоной».

На вопрос о том, достигла ли пика вторая волна пандемии, фельдшер скорой отвечет отрицательно. «Мы просто в плачевной ситуации, но назовем ее плато. Сколько еще будет творится то, что происходит сейчас, это большой вопрос, потому что все работают на износ. Долго люди в таком режиме не продержатся», — констатирует он.

Терапевт «чистой» больницы предполагает, что Беларусь уже достигла плато, но оговаривается — скоро начнется сезон гриппа, от которого «у нас не очень много людей прививается, потому что есть непонятно чем обоснованная настороженность». Врач предполагает, что коронавирусом в стране переболели не меньше миллиона человек.

Другие опрошенные медики ожидают пика второй волны в январе, затем страна выйдет на плато. «Я просыпаюсь и думаю: „Вот сегодня на два человека меньше обратилось, возможно, мы уже на пике“. Но, пообщавшись с коллегами из другой больницы, я понимаю, что мы далеко еще не на пике и даже близко не подходим к нему», — рассказывает врач-хирург клинической больницы.


«С аппарата ИВЛ за два месяца сняли только двух человек, остальные умерли»

Согласившиеся пообщаться с «Медиазоной» врачи говорят, что по сравнению с первой волной, которая ударила в первую очередь по пожилым, теперь среди тяжелых пациентов стало больше людей 40-60 лет. «Сейчас это у нас основная категория пациентов. Но они все с хронической патологией, с лишним весом, сахарным диабетом. Больше, чем 70% людей в реанимации страдают сахарным диабетом», — отмечает врач-реаниматолог.

По словам врача, недавно перепрофилировавшегося на инфекциониста, для второй волны характерно тяжелое течение болезни у 30-35-летних, и если в первую волну в группе риска были люди с хроническими заболеваниями, то сейчас «это непредсказуемый рандом, мы сами в недоумении: очень много молодых, вроде без сопутствующих болезней, без какой-либо предрасположенности, но в тяжелом состоянии».

Случаи повторного заболевания стали нормой, отмечают медики, а в последнее время появились пациенты, которые заразились ковидом и в третий раз; нередко они попадают в реанимацию с тяжелой пневмонией. По наблюдениям собеседников «Медиазоны», перерыв между заражениями составляет два-три месяца.

Врачи отмечают, что пациенты все чаще попадают в реанимацию на 15-20-й день после появления первых симптомов, когда сами они уже не могут распространять коронавирус. В первую волну состояние больных ухудшалось куда быстрее — обычно, в течение пяти дней.

Аппараты ИВЛ — это последнее средство, рассказывает реаниматолог одной из крупнейших клинических больниц Минска. К ним подключают около 50% попавших в реанимацию, но выживают единицы, признает он.

— В первую волну у нас были пациенты, которых мы снимали с ИВЛ спустя месяц — и все у них было хорошо. В эту волну все по-другому, большинство умирает в течение недели-полутора. Мы с аппарата ИВЛ за два месяца сняли двух человек. Перевод пациента на ИВЛ очень близок к тому, что он умрет. У нас умирает каждый второй человек, который попал в реанимацию, — говорит врач.

— Очень много людей умирает, и мы постоянно в этом варимся. Мне реально очень жаль, что наше государство придерживается такой политики, потому что когда работаешь внутри, кажется, что это хуже, чем Вторая мировая война. Я, конечно, понимаю, что мало вижу пациентов, которые в легкой форме переносят. Иногда ловлю себя на мысли, что это чума, которая выкосит все население Земли. Надеюсь, конечно, что так не будет, но когда умирает несколько пациентов за дежурство, это всегда очень грустно. Особенно когда эти пациенты достаточно молодые, у которых есть маленькие дети. К сожалению, у нас есть ситуации, когда умирали мама с сыном или муж с женой, лежа на соседних коечках. Это очень грустно, правда.


«Я сто процентов не буду ей прививаться ни за что в жизни»

В конце декабря Минздрав сообщил, что в Беларусь доставлена первая партия российской вакцины «Спутник V», и медики должны получить ее в числе первых. Однако на это соглашаются «два врача из всего отделения на 60 человек», говорит собеседник «Медиазоны», а его коллеги из других клиник не могут вспомнить ни одного сослуживца, который собирался бы прививаться «Спутником».

Главная причина недоверия — вакцина, напоминают врачи, еще не прошла третий этап исследований. Вопросы вызывает и скорость, с которой ее создали и внедрили в производство. «Опять-таки, простите, российская наука не имеет такого опыта и авторитета, как, например,Pfizer или иные западные компании. Я считаю, что скорее политизированным было решением ее выпустить, нежели действительно научно обоснованным», — рассуждает один из опрошенных «Медиазоной» медиков.

Фельдшер скорой предполагает, что руководство будет принуждать сотрудников к вакцинации, на ходу изобретая методы давления — например, допускать до работы с «ковидными», за которую положена доплата, только привитых медиков. «Но пока это на уровне домыслов», — уточняет фельдшер.

Врач лабораторной диагностики, говоря о российской вакцине, не считает нужным сдерживать эмоции. «„Спутник V“ — честно, это чухня. Я не могу верить вакцине, которая не прошла толком три этапа испытаний. Там сто человек, извините, это смешно. И они говорят, что будут закупать эту вакцину и вакцинировать учителей и медработников. Я сто процентов не буду ей прививаться ни за что в жизни. Как можно доверять вакцине, которая не прошла толком клинические испытания и которую не хочет покупать никто, кроме Беларуси?» — недоумевает он.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал @govorim_news
Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Написать комментарий

Информация
Чтобы написать комментарий вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
  1. 1vanova89 1vanova89 26 апрель 2021, 18:39 !
    0
    Мне кажется, можно не только надеяться на чудо, но и самим что-то для этого делать. Некоторые мои знакомые объявляют бойкоты маскам, антисептикам. Кому они делают хуже? Думаю, себе. Я как начала себя беречь что дома, что на работе, так пока бог отвел - не болела еще. И кстати, почитайте полезное руководство https://business-asset.com/rus/wiki-blog/off-topic/kak-obezopasit-sebya-ot-koronavirusa-na-rabochem-meste-issledovaniya-i-effektivnye-sovety-619.html.

Обращались ли вы за помощью в милицию?

Новости Беларуси

Уволен главврач столичной детской больницы, известный детский реаниматолог Максим Очеретний

Хотите узнать больше? Очередная громкая отставка в медицинской среде. Как стало известно, уволен главный врач 3-й городской детской клинической больницы Минска Максим

5 тысяч рублей стоит охрана флага в доме Новой Боровой, единовременно.

Хотите узнать больше? Жильцам Новой Боровой предложили оплачивать услуги по охране государственного флага, который им поставили без их согласия. ...