Закрыть

МингорисполкомЕ. Шапетько: «С учетом того, что тысячи были доставлены в наше учреждение, ни одной смерти»

Силовики и сейчас продолжают применять неоправданную жесткость в отношении мирных беларусов во время протестных акций и после задержания — в РУВД и в изоляторах. Но 9-12 августа жестокость силовиков перешла не только правовую черту, но и вышла за грань человечности — по оценкам правозащитников, как минимум четверо беларусов умерли в результате пыток и избиений силовиков, а еще тысячи были искалечены морально и физически. Уже почти два месяца власти отрицают очевидные всем факты и до сих пор не завели ни одного уголовного дела. Международный комитет по расследованию пыток, который создали беларуские и иностранные правозащитные организации, рассказал в своем отчете, как они общались с силовиками на тему пыток и пытались их побудить наконец-то начать расследование. The Village Беларусь выделил самое важное из подробного отчета.

Напомним, что Международный комитет по расследованию пыток работает в нескольких направлениях: собирает факты пыток и жестокого обращения, помогает пострадавшим беларусам юридически, информирует о том, что у нас происходит международные организации и институты и делает попытки взаимодействовать с беларуским Следственным комитетом и Генпрокуратурой.

Как власти отрегировали в СМИ на шокирующие факты пыток и жесткие задержания

Уже 10 августа 2020 года глава Следственного комитета Республики Беларусь Иван Носкевич сообщил о возбуждении 21 уголовного дела по фактам массовых беспорядков и насилия в отношении милиции в ночь с 9 на 10 августа. О необоснованном причинении телесных повреждений насилии, и пытках в отношении задержанных не сообщалось.

13 августа, когда уже стали известны факты пыток от тех, кто их пережил и вышел с Окрестина, ситуацию прокомментировал министр внутренних дел Юрий Караев. В частности, он сделал упор на то, что участвующие в протестах граждане применяли насилие в отношении сотрудников милиции. Комментарии в отношении «случайных» потерпевших:

«…было, что кто-то не сумел вовремя отскочить, случайно попал, кому досталось… За это, как сейчас говорят, насилие, я, как командир, военноначальник хочу взять эту ответственность, должен взять эту ответственность на себя, хочу почеловечески извиниться перед этими людьми…».

Важно подчеркнуть, что извинения принесены только случайно попавшим под задержание людям (и то в большинстве, по словам министра, виновны протестующие, которые специально выбирали места у магазинов и т.п., чтобы «подставить» ни в чем не повинных граждан). Министром целенаправленно преподносилось суждение, что насилие (имелось в виду физическое) применялось только в момент задержания. Все, что происходило дальше, в местах задержания, никак не комментировалось. Многочисленные факты пыток, бесчеловечного, унижающего достоинство обращения, которые уже были известны обществу, (очевидно, что министр силового ведомства должен был быть о них уведомлен), не только не получили оценки, но даже не были упомянуты им. Грубейшие нарушения Конвенции против пыток, Конституции Республики Беларусь, Уголовного кодекса Республики Беларусь сотрудниками силовых ведомств, прежде всего ОМОНа, высоким должностным лицом Ю. Караевым не комментировались.

16 августа Юрий Караев вновь дал оценку происходящим событиям. Он сделал акцент на несанкционированности выступлений граждан, жалел избитых, но более всего — своих пострадавших сотрудников. О необходимости реакции на пытки и издевательства, предусмотренной законодательством, речи не шло.

15 сентября стало известно об обращении министра МВД Караева в Парламент. В обращении предлагалось внести изменения в ПИКоАП Республики Беларусь, в частности — не разглашать сведения о личности выступающих в качестве свидетелей сотрудников милиции, освобождать их от явки в суд, делать закрытыми судебные заседания, запрещать выдавать сведения о сотрудниках милиции. В протоколе процессуального действия предлагалось указывать вымышленные персональные данные таких сотрудников. Уже 25 сентября 2020 года при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении адвоката Людмилы Казак в суде Октябрьского района г. Минска оба свидетеля со стороны обвинения были названы вымышленными фамилиями и именами. На просьбу защитников удостовериться в личности свидетелей Иванова Ивана Ивановича и Александрова Александра Александровича судья ответил, что судом их личности установлены, а их личные данные изменены, поскольку в их адрес «постоянно поступают угрозы».

Наиболее ярко проявился цинизм другого высокого должностного лица — Александра Барсукова, заместителя министра МВД Республики Беларусь. Он приезжал в Центр изоляции правонарушителей в ночь на 14 августа. Покидая Центр изоляции правонарушителей в Минске на ул. Окрестина, 36 (далее ЦИП), он уверял стоящих около него родных и близких задержанных, что в камерах никого не бьют и не пытают.

Спустя месяц со дня выборов, 9 сентября 2020 года Александр Лукашенко в интервью российским журналистам. прокомментировал действия ОМОНа и соблюдение законности:

«Я не могу осудить этих ребят, которые защитили не только страну, но и меня. …на улицах работает ОМОН и внутренние войска. Это их задача — стабилизация обстановки. Они нарушили закон? Нет! Единственное, что мне не нравилось в этом, что лежачего бьют. И когда я увидел кадр, где он [протестующий] где-то что-то натворил, конечно, он бежал от этого столкновения, и он получил. Я в открытую по-мужски сказал, что я это не приветствую».

Нахождение ОМОНовцев в ЦИП Лукашенко отрицал, хотя никто другой из официальных лиц на это не решился, ибо их присутствие в местах содержания задержанных было очевидным и подтверждается многочисленными свидетельствами потерпевших. Происходившее там насилие было представлено как противостояние задержанных «урок» и «ментов»:

«Самое большое противоречие „зэков“ и „ментов“ — они ненавидят друг друга. И на Окрестина попало очень много, кого я называю „урки“, по 12 раз судимые и прочее. И вот когда они пьяные и обкуренные, а их там было 60 %, они ринулись на этих ребят [охранников на Окрестина], и конечно, они им ответили. Ну и естественно, кто-то там кого-то защищал, им перепало. Но не омоновцы, омоновцев на Окрестина не было»…

В этом интервью четко прослеживается мысль о том, что ОМОН действовал правильно, его кровавая роль в местах содержания задержанных отрицалась, а получение «синяков» объяснялось виновными действиями задержанных «урок». Налицо прямое передергивание фактов, преуменьшение степени и тяжести причиненных телесных повреждений лицам, которые находились в ЦИП. Насилие замалчивалось, превращалось в фарс. Что касается жестокого обращения, пыток, унижения человеческого достоинства, то о них вообще речи не велось. По сути, сотрудники милиции уже были амнистированы за то, что якобы спасли страну, президента, и «эту страницу» их злодеяний можно перевернуть. Туманное обещание Лукашенко вернуться к ней, когда страсти улягутся, а не о немедленном начале проверки и возбуждении уголовных дел, как того требует законодательство, вполне может забыться.

Ранее, 18 августа, на совещании Совета безопасности А. Лукашенко высказывался более безапелляционно:

«Просто еще раз хочу предупредить: остыньте. Потом, второго раунда рыданий и показывания синяков в СМИ — не будет», — подчеркивал он.

Такое отношение высших лиц государства к содеянному силовиками дает основания предполагать, что объективного расследования пыток не будет.

Генеральный прокурор (ныне бывший) Александр Конюк 15 августа в эфире «Беларусь-1» рассказал, что все массовые мероприятия должны согласовываться с местными органами власти. Публично он не обсуждал насилие со стороны органов милиции и не комментировал тяжелейший правовой кризис, который сложился в стране.

13 сентября государственный телеканал СТВ выпустил сюжет про Центр изоляции правонарушителей на Окрестина. Начальник ЦИП ГУВД Мингорисполкома Евгений Шапетько, заявил:

«С учетом того, что тысячи были доставлены в наше учреждение, ни одной смерти». В этом же сюжете представитель СТВ задал вопрос заместителю начальника ИВС ГУВД Мингорисполкома Глебу Дрилю, о том, были ли в учреждении пытки, издевательства, избиения. Замначальника ИВС заявил, что «Здесь пыток, издевательств никаких не было. Была проблема с перенаполнением, конечно. Не рассчитано здание на столько людей. Но с учетом этого количества содержали задержанных».

9 сентября пост Генерального прокурора занял Андрей Швед (председатель Государственного комитета судебных экспертиз), представляя которого в Генпрокуратуре президент публично заявил о том, что иногда законы могут нарушаться.

24 сентября Андрей Швед заявил, что прокуратура выработает тактику и стратегию действий по реализации поручений президента и обеспечит правопорядок:

«Все виновные будут наказаны рано или поздно. Ни один блогер, ни одно лицо, которое совершило преступление не только на несанкционированных мероприятиях, но и в интернете, не уйдет от ответственности. Сегодня ведется очень активная работа по выявлению таких лиц и привлечению их к ответственности».

Этим заявлениям вторит Александр Лапшин, заместитель генпрокурора. 17 сентября на встрече со студентами юридического факультета БГУ его спросили, неужели Генпрокуратура начиная с 9 августа не увидела ни одного нарушения со стороны органов милиции, (ведь до сих пор нет информации ни об одном уголовном деле), Лапшин разъяснил: в соответствии со статьей 174 Уголовно-процессуального кодекса принятие решений по поступившим заявлениям или сообщениям о преступлениях, совершенных должностными лицами органов внутренних дел в связи с их служебной или профессиональной деятельностью, относится к исключительной компетенции Следственного комитета. Тот сейчас проводит тщательную проверку заявлений, но очень много приходится проделывать работы, поэтому еще нет решений.

Специалист столь высокого ранга не может не знать, что в соответствии с ч. 3 ст. 4, ч. 2 ст. 174, ч. 4 ст. 34 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь прокурор наделен полномочиями проводить проверку по заявлениям или сообщениям о преступлениях, возбуждать уголовное дело и отказывать в его возбуждении. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор принимает уголовное дело к своему производству и расследует его в полном объеме, пользуясь при этом полномочиями следователя.

При таких обстоятельствах вряд ли можно поверить заявлениям А. Лапшина по поводу активного внимания прокуратуры к проверкам: («Но мы ни в коем случае не умываем руки»). Скорее наоборот: прокуратура не считает нужным проводить проверки, возбуждать уголовные дела в отношении силовиков, применявших пытки и непропорциональное насилие, а также лиц, отдававших приказы о применении пыток и такого насилия или лиц, с молчаливого согласия которых такое происходило.

2 октября 2020 года состоялась встреча руководства МВД и представителей других государственных органов с постоянным координатором ООН в Беларуси Иоанной Казана-Вишневецкий.

«Та негативная оценка, которая дается международным сообществом ситуации в Беларуси, основана на недостоверной информации. К сожалению, не называются конкретные факты насилия, конкретные факты пыток, изнасилований и так далее. Все как-то общо», — отметил заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич. Как рассказал Геннадий Казакевич, представителю ООН была предоставлена информация, опровергающая фейковые новости о пытках и изнасилованиях со стороны правоохранителей. «Сначала у нас были изнасилования женщин — они не подтвердились. Потом были изнасилования мужчин — они тоже не подтвердились. Мы пошагово, исследуя обстоятельства каждого подобного заявления, приходим к пониманию того, что этого не было», — подчеркнул первый замминистра.

Таким образом, ни лицо, занимающее в настоящее время пост президента, ни Генеральная прокуратура, ни Министерство внутренних дел не сделали ни одного публичного и недвусмысленного заявления об осуждении применения всех форм пыток, равно как и не сделали ясного предупреждение о том, что любой человек, участвующий в подобных действиях, понесет за это личную уголовную ответственность.


Какие законы нарушили силовики, применив насилие, и каким наказанием это может обернуться

Каждый незаконный единичный акт насилия, совершенный представителем власти или должностным лицом при реализации своих служебных полномочий, рассматривается национальным уголовным законом как преступление против интересов службы, предусмотренное ч. 3 ст. 426 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее УК) — превышение власти или служебных полномочий.

Указанный состав преступления применительно к исследуемой ситуации сформулирован в УК следующим образом: умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему по службе, сопряженное с насилием, мучением или оскорблением потерпевшего либо применением оружия или специальных средств. За совершение таких деяний законом предусмотрена мера наказания в виде лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом или без штрафа и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Однако, как уже отмечалось, отмеченные в отчете действия были действительно массовыми — по оценкам правозащитников, волонтеров и СМИ только по г. Минску на протяжении 9 — 13.08.2020 г. акты насилия со стороны силовиков исчислялись сотнями. Требования мирных граждан об уходе А. Лукашенко и проведении повторных выборов Президента страны продолжают подавляться властями жестокой силой и по сей день.

При таких обстоятельствах столь масштабные проявления превышения власти в силу своей крайне высокой общественной опасности приобрели новое качество и рассматриваются уголовным законом уже не как обычное преступление против интересов службы, а как особо тяжкое преступление против безопасности человечества, предусмотренное ст. 128 УК.

Указанный состав преступления содержится в главе 17 УК «Преступления против мира и безопасности человечества» раздела VI «Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления» и сформулирован следующим образом: депортация, незаконное содержание в заключении, обращение в рабство, массовое или систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение, пытки или акты жестокости, совершаемые в связи с расовой, национальной, этнической принадлежностью, политическими убеждениями и вероисповеданием гражданского населения.

Лица, признанные виновными в совершении этого преступления, могут быть подвергнуты судом наказанию в виде лишения свободы на срок от семи до двадцати пяти лет, или приговорены к пожизненному заключению либо к смертной казни. Следует также отметить, что граждане Республики Беларусь, а также иностранцы, совершившие преступления против безопасности человечества в нашей стране, могут быть привлечены к ответственности за это преступление не только в Республике Беларусь, но и в любой другой стране-участнице конвенций о борьбе с международными преступлениями.

Согласно закону, обязанность возбудить уголовное дело по ст. 128 УК лежит на следователях Следственного комитета и органах прокуратуры.

При этом следует отметить, что при сложившихся к настоящему времени обстоятельствах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по данной статье УК не требуется много времени и усилий. Поводами и основаниями к принятию подобного решения являются около 2000 заявлений граждан и сообщений в СМИ — жертв насилия, их объяснения органам следствия, многочисленные видеоматериалы и заключения судебно-медицинских экспертиз, которые в распоряжении Следственного комитета, несомненно, имеются.

Тем не менее ни одного уголовного дела в отношении силовиков, применивших насилие к гражданам, ни Следственным комитетом, ни прокуратурой пока не возбуждено. Само по себе непринятие должностными лицами Следственного комитета и прокуратуры мер по возбуждению в отношении силовиков уголовных дел, к их аресту и расследованию совершенных ими преступлений является преступным.

Таким образом, органы следствия преступным образом уклоняются от выполнения своих непосредственных обязанностей по возбуждению и расследованию уголовных дел, а органы прокуратуры, призванные обеспечить надзор за исполнением законов в ходе досудебного производства, преступным образом уклоняются от осуществления этого надзора.


Под каким предлогом Следственный комитет и Генпрокуратура отказываются расследовать пытки и что это значит


Правозащитники уже сделали несколько попыток запустить расследование по факту пыток, обратившись для этого в компетентные органы.

15 августа юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко обратился к прокурору города Минска с заявлением на непропорциональное применение физической силы, оружия и специальных средств, пыток и жестокого, бесчеловечного обращения сотрудниками силовых ведомств к задержанным участникам мирных акций протеста. Правозащитник просил возбудить уголовное дело по многочисленным фактам деяний, подпадающих под диспозиции ч. 3 ст. 426 УК (Превышение власти или служебных полномочий) и ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти), совершенных сотрудниками милиции и военнослужащими. 22 августа прокуратура сообщила о перенаправлении заявления начальнику Управления СК по Минску в части доводов о неправомерности действий сотрудников милиции и совершении ими преступлений по статьям 426, 455 УК.

19 августа РПОО «Белорусский Хельсинкский комитет» обратился к Председателю Следственного комитета Республики Беларусь с сообщением о преступлении (в порядке ст. 170 УПК). Правозащитники обращают внимание Следственного комитета на массовые пытки, совершаемые сотрудниками правоохранительных органов, а также о фактах смертей во время мирных протестов. СК ответил 2 сентября и за подписью начальника главного управления процессуального контроля С. П. Тишука сообщил, что оснований для проведения Следственным комитетом проверки непосредственно по данному обращению нет, поскольку в обращении отсутствуют сведения о конкретных преступлениях и иных обстоятельствах.

После этого правозащитники и граждане отправили в компетентные органы еще несколько обращений:


24 августа в Гомельский городской отдел Следственного комитета было подано коллективное заявление с подписями 843 человек с просьбой возбудить уголовное дело по ст. 128 УК Беларуси — «Преступления против безопасности человечества».
26 августа Белорусский Хельсинкский комитет обратился в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь по фактам грубейших нарушений при отправлении правосудия судьями, осуществлявшими административные процедуры по делам задержанных (судебные процессы прямо в ЦИП и ИВС, административно-арестованных приводили к судьям сотрудники, вооруженные спецсредствами и т.д.).
8 сентября беларуские правозащитные организации подали заявление в Следственный комитет по г. Минску о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников органов внутренних дел, избивавших человека после акции 6 сентября.
10 сентября Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси в лице ряда правозащитных организаций обратился Генеральному прокурору с требованием отреагировать на похищения людей непонятными субъектами в балаклавах без форменного обмундирования и иных знаков отличия.

По официальным данным Следственного Комитета уже 17 августа более 600 граждан обратились с заявлениями о получении телесных повреждений при их задержании сотрудниками правоохранительных органов, и около 100 человек — о получении телесных повреждений в местах временного содержания.

По состоянию на 5 октября 2020 года как со стороны Следственного комитета, так и со стороны опрошенных заявителей отсутствует информация о возбуждении уголовных дел по фактам пыток. Заявители получают лишь уведомления о продлении сроков проверки. О ходе самих проверок известно немногое — Следственный комитет не информирует об этом ни заявителей, ни общественность. Заявители сообщают о том, что были опрошены следователями, направлены на судебно-медицинскую экспертизу.

В некоторых случаях у заявителей изымалась одежда и брались образцы слюны. В то же время некоторые заявители говорят об угрозах и репрессиях, связанных с подачей заявлений о возбуждении уголовных дел в отношении силовиков: угрозы в отношении детей, последующие возбуждения уголовных дел по ст. 293 УК (Массовые беспорядки), телефонные звонки с анонимных телефонных номеров с «советами» забрать заявление, предупреждениями «никуда не ходить».

26 августа Генеральная прокуратура сообщила, что подразделения Следственного комитета продолжают вести доследственные проверки по заявлениям граждан и даже создали межведомственную комиссию. Но по состоянию на 5 октября никакой информации о деятельности этой межведомственной комиссии в публичном доступе нет, как и информации о том, кто именно в нее входит.

Вышеуказанные факты говорят о том, что в настоящее время проводимые проверки не соответствуют стандартам эффективного расследования заявления о пытках: быстроты, тщательности, независимости, доступа жертв к расследованию и публичности.

Несмотря на то, что информация об избиениях и пытках со свидетельствами потерпевших стала появляться в СМИ уже 12 августа, до настоящего времени не возбуждено ни одного уголовного дела в отношении силовиков.

Целенаправленное затягивание сроков проверок, отсутствие возбужденных дел по фактам пыток демонстрирует явное нежелание привлекать виновных к ответственности. В этой связи особо циничным выглядят следующие факты:


по информации МВД от 16 сентября с 9 августа по 14 сентября ГУСБ МВД принято к производству 143 доследственных проверки по фак­там посягательств, совершенных в отношении сотрудников ОВД и их близких — возбуждено 43 уголовных дела.
19 июня в Молодечно произошла стычка между протестующими и сотрудниками ОМОН. Уже 23 июня МВД опубликовало информацию о возбуждении уголовного дела.

3 октября в реанимации больницы скорой медицинской помощи скончался Денис Кузнецов, попавший в больницу 29 сентября из Изолятора временного содержания в Минске по ул. Окрестина, 36 со множеством травм: переломы костей черепа, многочисленные гематомы, открытую черепномозговую травму средней степени, переломы ребер, переломы правой подвздошной кости и другие травмы. При этом сотрудники милиции сообщили, что он упал со второго яруса кровати. Множественность травм дает основание усомниться в ненасильственном причинении таковых. Также по словам врачей сам Денис сообщил, что его избили милиционеры.

В своем отчете правозащитники также подробно рассказывают о том, как на случившееся в Беларуси отреагировали международные правозащитные организации и институты. А также дают подробные рекомендации государства. Полный текст отчета читайте здесь.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал @govorim_news
Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Написать комментарий

Информация
Чтобы написать комментарий вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться

Обращались ли вы за помощью в милицию?

Новости Беларуси

Расследование: Как беларуский олигарх, так называемый «кошелек Лукашенко», обошел санкции ЕС

Хотите узнать больше? Недавно ЕС ввел очередные санкции против нескольких десятков беларуских чиновников и силовиков, которых они считают виновными в фальсификации выборов

«Ближайшие дни будут очень тяжелыми для белорусов» - политолог Дмитрий Дризе

Хотите узнать больше? Дмитрий Дризе Белорусские силовики готовы применить боевое оружие против протестующих. Об этом заявил первый замминистра внутренних дел республики

"Не хватает оборотных средств" - губернатор Витебской области о вновь созданных агрохолдингах

Хотите узнать больше? Урожай в Беларуси не дотянул до плана Тем не менее, Алексанр Лукашенко назвал результат неплохим. Собрано более тонны зерна на каждого жителя

В Могилеве подожгли машину милиционера

Хотите узнать больше? Ночью 13 октября в Октябрьский РОВД областного центра поступило сообщение из РОЧС: на парковке по пер. Урожайному горит Audi.

Светлана Тихановская объявила срок Народного Ультиматума. На его выполнение властям дано 13 дней

Хотите узнать больше? Светлана Тихановская объявила срок Народного Ультиматума. На его выполнение властям дано 13 дней Если к 25 октября требования не будут выполнены,

Гражданина России избили при задержании и показали по ОНТ, якобы он блокировал движение

Хотите узнать больше? Антон Урюпин в сюжете на «Беларусь 1» 28-летнего Антона Урюпина накануне показали по белорусским телеканалам в сюжете, посвященном акциям протеста.

В советское РУВД Минска бросали коктейли Молотова

Хотите узнать больше? Как сообщает пресс-секретарь МВД в своем телеграмм-канале, инцидент произошел около 5 утра. фото: скрин видеозаписи МВД Сообщается, что на дворовую

Еще одно обращение медиков – на слова Карпенкова: «Может расцениваться как геноцид народа»

Хотите узнать больше? Кадр из видео Медицинские работники повторяют требования. Накануне они уже публиковали открытое обращение к властям – по ситуации с коронавирусом. И