Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

«Оказалось, реальность совсем не такая, какой ее рисовали». К чему привела зачистка социологии в Беларуси

Опросы общественного мнения позволяют увидеть, как люди относятся к различным явлениям, действиям политиков и чиновников, а значит, помогают выстраивать государственную политику по разным вопросам. Если власть игнорирует эту обратную связь, появляется риск, что она и общество в какой-то момент начнут жить на разных параллелях. Именно это произошло в Беларуси в 2020 году, и свой вклад в такой финал внесла многолетняя зачистка независимых исследовательских центров. Разбираемся, как в Беларуси уничтожали социологию и к чему это привело.

«Оказалось, реальность совсем не такая, какой ее рисовали». К чему привела зачистка социологии в Беларуси
Снимок с сайта pixabay.com

Как в Беларуси зачищали независимую социологию

Внимание к социологии за счет ее потенциально высокой значимости в политическом пространстве было повышенным на протяжении многих лет. Результатом стало ужимание индустрии исследований. Если в начале нулевых только в Минске было несколько десятков социологических организаций разного уровня, то к 2020 году осталось две-три большие структуры. «Государству была не нужна обратная связь со стороны общества» — так видит причину процессов экс-директор Института социологии в Минске, программный директор образовательной инициативы «Беларуская Акадэмія» и старший эксперт «Центра новых идей» Геннадий Коршунов.

Ужесточение условий для организаций, проводящих опросы общественного мнения, началось в нулевых. В 2002 году Совет министров принял постановления, которые ограничивали возможности проводить опросы про выборы, референдумы и собирать мнения про общественно-политическую ситуацию в стране. «В целях обеспечения качества опросов общественного мнения» проводить их могли только организации, аккредитованные специально созданной комиссией. Через три года требования ужесточились. В 2013 году в Кодексе об административных правонарушениях появилась ответственность за незаконное проведение опросов общественного мнения.

Ужесточение условий сказывалось на работе частных исследовательских структур. В 2005 году был ликвидирован Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). Случилось это примерно через полгода после того, как эксперты организации совместно с иностранными коллегами провели экзитпол во время референдума 2004 года. По данным того опроса, за изменения Конституции голосовало менее 50% пришедших на участки. В следующие десять лет НИСЭПИ работал из Вильнюса. В 2010 году после обысков в социологической лаборатории «Новак» ее глава Андрей Вардомацкий покинул страну и открыл новую организацию в Польше. А в 2019 году был ликвидирован информационно-аналитический центр при Администрации президента, исследованиями которого пользовались органы госуправления, — вместо него появился Белорусский институт стратегических исследований (БИСИ).

Параллельно с этим ухудшалось как профессиональное образование в этой сфере, так и общее, помогающее людям уметь читать исследования и понимать их.

В 2020 году власти запретили медиа проводить среди своих читателей опросы о кандидатах в президенты, а вместе с ними и все опросы, затрагивающие политическую ситуацию. Случилось это после того, как результаты показывали крайне низкий рейтинг Лукашенко — так появился мем «Саша 3%». В 2021 году, внеся изменения в закон о СМИ, власти лишили их права публиковать результаты опросов общественного мнения о выборах, референдумах и общественно-политической ситуации в стране, если они были проведены неакредитованными организациями.

В Институте социологии НАН нам не смогли ответить, сколько сейчас в Беларуси организаций, имеющих аккредитацию на проведение опроса общественного мнения, так как «ответственные люди» сейчас находятся в отпуске. Но в период проведения президентских выборов 2020 года таких организаций было девять.

Вот они:


Институт социологии НАН Беларуси;
Центр социологических и политических исследований БГУ;
Отдел социологических исследований и информационно-аналитической работы информагентства «Могилевские ведомости»;
Социологическая лаборатория гомельского государственного технического университета имени П. Сухого;
Центр социологических исследований научно-исследовательской части Международного университета МИТСО;
Информационно-аналитическое управление Академии управления при президенте;
Молодежная лаборатория социологических исследований при Совете РСОО «БКМО»;
Центр социально-гуманитарных исследований БГЭУ;
Аналитический центр EcooM OOO «Медиафакт-Эко».

Единственным негосударственным в списке был аналитический центр EcooM, с которым много лет сотрудничает ЦИК. Ему разрешено проводить соцопросы и экзитполы на выборах.

Как дела с исследованиями общественного мнения сейчас

В последние годы появилось достаточно методических инструментов, которые позволяют развивать социологию Беларуси и о ней извне. Другое дело, что в современных условиях сложно и опасно проводить эти исследования, как и обсуждать их в информационном пространстве, считает Геннадий Коршунов.

По мнению независимого социолога Филиппа Биканова, ситуация с социологическими исследованиями, особенно для независимых организаций, в Беларуси сейчас хуже, чем когда-либо.

— У нас стремительно пропадают инструменты для исследования общественного мнения на политическую или остросоциальную тематику. Это происходит из-за двух факторов: невозможности безопасно работать внутри Беларуси и действий властей репрессивного характера, в результате чего люди тревожнее относятся к вопросам, которые они считают болезненными или небезопасными для себя. В Беларуси можно поставить крест на методе сбора данных через телефонный опрос. В нем выборка обычно строится по случайно сгенерированным номерам мобильных телефонов. Но так как номер привязан к паспорту, а также учитывая масштаб репрессий в стране, многие люди боятся отвечать по телефону на некоторые вопросы, например, «Как вы относитесь к Александру Лукашенко?» В лучшем случае такой человек откажется отвечать, в худшем — солжет.

Сбор информации через личные опросы тоже фактически потерян для независимых исследователей, продолжает собеседник. Независимому социологу некуда обратиться за проведением личных интервью: государственные организации откажут из-за идеологических причин, частные — из-за небезопасности такого исследования для себя. В этом случае оказали влияние и эпидемиологическая ситуация, и риски для интервьюеров. Для самих организаций, которые не имеют аккредитации, последствия могут быть более серьезными, чем привычные уже штрафы и беседы с сотрудниками силовых структур.

— Остается такой метод, как онлайн-опрос. Строго академически, это не самая хорошая выборка, так как она изначально смещена в сторону интернет-пользователей. Чаще всего она не отражает сельское население и не до конца — бедные слои.

В то же время, онлайн-опрос уменьшает чувство незащищенности для респондентов, поскольку отвечать компьютеру, а не живому человеку и без привязки к номеру паспорта менее страшно. Но есть основания полагать, что в последние месяцы стали больше бояться отвечать открыто в политических исследованиях и в онлайн-опросах, считает социолог.

При этом, отмечает он, это не сильно повлияло на ситуацию с доверием к социологическим исследованиям.

А как дела с доверием к соцопросам?

Поляризация и разделение в Беларуси привели к тому, что люди больше доверяют тем аргументам, которые вписываются в их картину мира. Так, и в социологии доверие, как правило, вызывают те опросы, результаты которых совпадают с позицией человека. Те исследования, которые проводятся госорганизациями, вызывают мало доверия, так как в целом доверие к государству низкое. Но и к независимым опросам у людей, особенно настроенных оппозиционно, возникают претензии, если их результаты не отвечают ожиданиям.

— Можно вспомнить, как НИСЭПИ, когда работал в Беларуси, подвергался критике со стороны оппозиции за то, что опросы показывали низкие рейтинги альтернативных кандидатов, небольшую поддержку и доверие к ним. С этой точки зрения ничего не поменялось. К части исследования Рыгора Астапени, где говорится, что сторонники Лукашенко составляют около трети городского населения, можно увидеть претензии сторонников протеста: «Какая треть? Их же 3%». А для стороны, которая поддерживает власть, такие исследователи вообще «лживые наймиты Запада», которые «распространяют фейки», — комментирует Филипп Биканов.

В такой ситуации важную роль играет авторитет организаций, ученых и авторов исследований, считает он.

Для чего вообще нужна социология?

Социологические опросы позволяют увидеть, что на самом деле происходит в обществе, понять, куда оно движется и чего хочет.

— Социология является неплохим инструментом для понимания того, чего хотят люди, какие у них проблемы, чего они боятся, ради каких целей они готовы объединиться и что они готовы делать. Когда каналы обратной связи — одним из элементов которой является социология — уничтожаются, формируются две реальности. Это видно в Беларуси, когда на официальном уровне существует другая картина реальности, которая кардинально может не совпадать с тем, что есть на самом деле. И в конце концов эти две реальности сталкиваются, особенно в ситуации кризиса, как было в начале 2020 года, когда оказалось, что реальность совсем не такая, какой ее рисовали, — говорит Геннадий Коршунов.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Написать комментарий

Информация
Чтобы написать комментарий вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться

Обращались ли вы за помощью в милицию?

Новости Минска

Самые мощные истребители и «Искандеры». Показываем, какая российская техника прибыла в Беларусь на учения за последние дни

Хотите узнать больше? В Беларусь для участия в учениях «Союзная решимость-2022» продолжает прибывать — по земле и по воздуху — боевая техника российской армии. О некоторых

«Такую, как я вижу в магазинах, — мы как раз отвозим на завод за копейки». Что в Беларуси с ценами на картошку и ее качеством

Хотите узнать больше? В 2021-м в Беларуси заметно подорожали выращенные в Беларуси овощи — они оказались в лидерах по росту цен. Это коснулось и картофеля: за год ценник,

«Он — политический гуру». Кто такая Ольга Чуприс, озвучившая предложение о совмещении Лукашенко поста президента и главы ВНС?

Хотите узнать больше? На днях замглавы администрации Лукашенко Ольга Чуприс сообщила , что совмещение должностей президента Беларуси и председателя Всебелорусского

В Минске к 19 годам колонии приговорили подполковника военной разведки. Его обвиняли в измене государству

Хотите узнать больше? В Минском городском суде к 19 годам колонии приговорили подполковника Главного разведывательного управления министерства обороны Дмитрия Самсонова.

В Беларуси упали пенсии — и средняя, и реальная. На ценах на гречку и картошку показываем, как за год обеднели пенсионеры

Хотите узнать больше? Реальные пенсии, которые рассчитывают с поправкой на рост цен, в декабре продолжили падение. Они снизились на 1,1% к ноябрю, сообщает Белстат.

Выводы — в пользу Беларуси, установить истину будет сложно. Эксперты оценили доклад ICAO о посадке самолета с Протасевичем

Хотите узнать больше? Неделю назад ICAO (Международная организация гражданской авиации) выпустила доклад [b]о посадке самолета Ryanair в Минске. Расследовательская группа

Власти будут сдерживать цены на импортные овощи и фрукты и на отечественные сыры. Почему могли ввести ограничения

Хотите узнать больше? Чиновники будут сдерживать цены на некоторые импортные овощи и фрукты, а также на отдельные отечественные сыры. Об этом сообщает пресс-служба МАРТ...

«Воздушный терроризм»: США выдвинули обвинения против должностных лиц Беларуси из-за инцидента с самолетом Ryanair

Хотите узнать больше? Власти США предъявили обвинения в воздушном терроризме должностным лицам Беларуси, которые, по их мнению, причастны к инциденту с вынужденной