Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

Этот человек жил в самом центре Минска после войны. Он рассказал, каким запомнил город

По улице Интернациональной еще ходит трамвай, в здании теперешней чайханы «Баклажан» — лавка по продаже керосина, а улица Немига еще не стала широкой. Юрий Самонов в свои 82 года хорошо помнит, каким был центр Минска после войны — 70 лет назад.


Этот человек жил в самом центре Минска после войны. Он рассказал, каким запомнил город

Юрий Самонов на улице Интернациональной рядом с подъездом дома, в котором жил после войны больше 10 лет

До эвакуации: бомбежка в парке Горького


Юрий Самонов родился в 1937-м, когда началась война, ему еще не было четырех. Отец работал в Белорусском бумажном тресте, а вся семья жила в трехэтажном доме рядом с Красным костелом, на тогдашней улице Советской. Помимо сына Юры, у супругов Самоновых были еще две дочки.


— Когда Минск стали бомбить, отец увел нас в парк Горького. Налет, лежим на земле, отец кричит мне: «Голову нагни!» А я поднимаюсь. Он по голове мне ударил — кровь из носа, а я лежу, думаю, что в меня бомба попала, — Юрий Самонов вспоминает ситуацию, которая произошла до того, как семья мальчика эвакуировалась из Минска.



Юноша Юрий Самонов, фото сделано в Минске в начале 1950-х

В 1939-м отец Юрия участвовал в польской кампании, заболел малярией и вернулся ослабленным, поэтому в 1941-м его не призывали. Семья сначала ушла из Минска в Могилев.


— А там одна женщина рассказала отцу, что она пошла в магазин — купить ребенку туфли, а продавщица говорит: «А, берите так...» Отец понял: власти нет, надо уезжать.


Из Могилева минчане уехали в Пензу, потом — в Ташкент. Именно там Юрий пошел в первый класс. В столицу Беларуси семья вернулась осенью 1945-го.


Место первое. Обойная фабрика


До войны отец Юры Самонова работал в Минске в бумажной промышленности, в 1945-м его назначили директором на обойную фабрику. Она работала в городе еще до революции, восстанавливать предприятие приходилось сначала после Первой мировой, потом после Второй.


Сейчас тут все неузнаваемое, но собеседник показывает место, где стоял барак, в котором семью поселили по приезде в Минск.



Жилой одноэтажный барак при обойной фабрике стоял на месте вот этой желтой хозпостройки у ворот

— Наша довоенная квартира на Советской была занята какой-то высокой шишкой, так что нас поселили прямо при фабрике, в этом бараке. Там жило много семей. Фабричный столяр изготовил деревянные топчаны, на которых мы спали, стол, за которым мы сидели, и табуреты, на которых мы сидели. Допускаю, что был еще шкаф для нашего небогатого гардероба. Мы — это пять человек: отец, мать, сестры, которым было 16 и 9 лет, и я, восьмилетка-первоклассник.


Юрий Самонов помнит американскую гуманитарную помощь, а еще детский оздоровительный лагерь, в который ему не повезло попасть в первые годы после войны.


— Детский лагерь был в Красном, что в направлении Молодечно. Несмотря на то, что нам, фабричным детям, которых туда отправляли, нагрузили машину этих самых американских припасов, это было страшное место, где мы сильно голодали. Доедали крошки от хлеба, которые оставались на столах. Ни разу за время в лагере мы не получили той еды, которую привезли с собой.


Место второе. Дом с мезузой


Обойная фабрика находится и сейчас в Раковском предместье. На улице Раковской, которая после войны называлась Островского, до сих пор стоит дом с мезузой. Юрий Самонов показывает на примечательный балкон над основным входом.



Дом с мезузой на перекрестках улиц Раковская и Освобождения. Мезузой называют специальный футляр со свитком пергамента с фрагментами из Торы, след от мезузы был с правой стороны от входа в здание

— Мы с одноклассниками по праздникам ходили на демонстрации, нас водили туда класса с четвертого. Был у нас такой Славка Лаптев — он убегал раньше, чем тронется колонна. Обгонял нас, забегал в этот дом, а потом дожидался колонны и кричал вот с этого балкона: «Товарищи! Поздравляем вас!»


Место третье. Дом на Интернациональной


А это уже Интернациональная. В бараке при обойной фабрике семья жила два года, потом переехала сюда, в дом № 13. Он сохранился — Юрий Самонов даже угадывает окна, за которыми жил с 1947 по 1959 годы. Сейчас первые этажи занимают бутики.


— Окна были пониже, подоконники даже с улицы — широкими, иногда по вечерам на них садились девушки с парнями. Еще по нашей узенькой улице ходили трамваи, а старые вагоны еще больше дребезжали, чем нынешние. К нам гости приходили и удивлялись: «Как вы тут живете?» А мы привыкли, нам нормально.



Юрий Самонов у дома № 13 на улице Интернациональной

Вход в жилые подъезды — со двора. После войны во дворе дома стояли сараи, где хранились дрова.


— Из удобств в доме была только вода. Туалет во дворе. Когда он был занят или по какой-то причине закрыт, мы ходили на Центральную площадь — там, где сейчас Дворец республики, были руины. После войны там стоял деревянный туалет.


Дом на Интернациональной, 13, сейчас оказался напротив современного здания Генпрокуратуры. Юрий Самонов помнит на том месте жилой дом, который после войны чудом уцелел. Там располагался книжный магазин.


— Мой друг как-то бежал от этого дома к нашему, через дорогу. А я смотрел в окно и как закричал: «Трамвай!» Он остановился как вкопанный в последнее мгновение.


Место четвертое. Отель «Гарни»



Для молодого поколения это просто гостиница «Гарни», а Юрий Самонов помнит кафе «Отдых», которое было здесь долгие годы.


— После войны тут делали пирожки с повидлом, которые мы очень любили, 50 копеек штука. Внутри справа была стойка, где продавали пирожки и другие мелочи, а слева — столовая. Позже, когда родители уезжали, например, в дом отдыха, то мы сюда ходили с судками и брали себе пищу, обед.


Кафе «Отдых» есть в справочниках с 1951 года по крайней мере до 1998-го, позже там появился ресторан «Пан Хмелю».


Место пятое. Кинотеатр «Победа»


Здание кинотеатра, которое к нашим дням уже успело стать историческим, построили в 1950 году. Минчанин рассказывает, какое тут показывали кино в первые годы.



— На нашу радость билетершей была мамина знакомая — нас пропускали на сеансы. Тут крутили трофейные фильмы, которые привезли из Германии. Голливудские ленты в основном, среди них были вестерны — нам, мальчишкам, было так интересно! Такого ведь в нашем кино не было. Еще показывали драмы, что-то историческое. Здесь я посмотрел четыре серии «Тарзана».


Сейчас Интернациональная и окрестные улочки запружены машинами — пешеходам передвигаться сложно, повсюду сумбурно припаркованные авто. Давний здешний житель помнит эти улицы другими.



— Машин было мало, продовольствие в магазины и кафе в основном на подводах подвозили. Когда зимой выпадал снег, то мы на коньках катались. Когда я стал повзрослее, то ездил в парк Горького по этим улицам на коньках — главным было не попасться на глаза постовому на проспекте.


Место шестое. Комсомольская


Другой была и Комсомольская. В здании, где сейчас кафе «Моя дорогая», была гостиница.



— Там люди жили после войны годами, не знаю, на каких условиях. Но жилья не хватало катастрофически.


На Комсомольской и прилегающих к ней улицах в самом центре тогда встречалось много инвалидов (из старого справочника 1951 года известно, что на Революционной располагался магазин минской артели инвалидов).


— Вернулись военные, которые сильно пострадали. Очень многие сидели, просили милостыню. Кто был без ног — передвигался на досках, к которым были привязаны по четыре подшипника. Не понимаю, как они преодолевали горки, подъемы. Я их жалел. Потом они исчезли с улиц.


Место седьмое. Чайхана


Сначала жители дома на Интернациональной готовили на примусах, для которых постоянно нужен был керосин. Ближайшая к дому Юрия Самонова керосиновая лавка была в трехэтажном здании на Комсомольской. Оно сохранилось — сейчас там чайхана «Баклажан».


Позже на место примусов пришли керогазы. Они были удобнее в хозяйстве и не так сильно шумели.


— А в 1959-м мы переехали с Интернациональной в хрущевку. Отцу выделили квартиру с удобствами, и это было для нас счастьем, — рассказывает минчанин.



Юрий Самонов рядом со зданием чайханы «Баклажан». Именно в этом здании после войны была керосиновая лавка

Место восьмое. Рядом с Кафедральным костелом


Справа от Кафедрального костела в детстве Юрия Самонова еще стояла башня Иезуитского коллегиума — там была звонница. Колоритную постройку на старых снимках Минска часто принимают за ратушу.


— Ее тогда еще не разрушили. Наверху башни была балка, она выпирала из стен. Мы с пацанами туда забирались и надо было по этой балке пройти — это было проверкой смелости.




Так выглядела башня коллегиума рядом с костелом в 1926 году. Фото Льва Дашкевича, из фондов Национального исторического музея

Еще Юрий Самонов помнит заснеженную гору на месте минского замчища, с которой на уроках физкультуры съезжали на лыжах к реке.


— О древности тогда разговоров не велось никаких. Была такая история, еще в школе. У обойной фабрики под школу сначала использовалось старое одноэтажное здание, потом рядом стали строить новое (Обойная, 7, там сейчас Институт бизнеса БГУ. — Прим. TUT.BY). Когда возводили новую школу, в земле находили черепа, кости. Тот же одноклассник Славка Лаптев однажды забежал на перемене в класс с черепом и стал гонять его как футбольный мяч. Народ это веселило. Помню, я тогда не выдержал — вышел, мне было неприятно. Я тогда ходил класс в седьмой.


Место девятое. Концертный зал «Верхний город»


Верхний город тоже был другим. Не было ратуши, а на месте взорванной в 1930-х церкви Святого Духа стоял овощной магазин.


— Свежих овощей, как сейчас на Комаровке, там не было — продавались квашения и соления. Бочка стояла, и оттуда взвешивали каждому сколько надо, — вспоминает минчанин.



В 2012 году здесь поставили реплику исторического здания — правда, сохранившийся фундамент позволил повесить на новострой табличку об историко-культурной ценности объекта

Улочки, которые расходятся здесь в разные стороны, Юрий Самонов знает наперечет. В здании на Герцена, 2, после войны была школа — наш собеседник даже проучился в ней пару дней.


— А по улице Бакунина, недалеко (теперь — Кирилла и Мефодия. — Прим. TUT.BY) шел трамвай. Отец вспоминал, что при царе там была конка. Чтобы забраться на ту горку, к вагончику цепляли дополнительную лошадь.



Улица Герцена, которая спускается к Зыбицкой. В историческом доме № 2 сейчас офис «Мінскай спадчыны», после войны там была школа

После репрессий 1930-х и войны люди долго жили настороженными, вспоминает Юрий Самонов.


— В одной из комнат барака жила фабричная вахтерша тетя Шура с мальчиком и девочкой — ровесниками моими и моей средней сестры. Как-то мы играли в комнате тети Шуры. Она сидела посреди комнаты на табурете и смотрела в никуда. Я поднял голову и услышал слова, которые меня ошеломили. Она говорила: «Какая жизнь! Какая тяжелая жизнь! А как хорошо было жить при царе, а сколько было еды, а как много было праздников!» Я подумал: что она говорит? Ведь я с детского сада знаю, что при царе вообще никакой жизни не было. Но я тут же решил, что никогда никому не расскажу об этом. Конечно, ни о каких репрессиях, расстрелах, лагерях я тогда не знал. Но было в сознании, что плохо будет всем, если я расскажу даже родителям. Дома о таком не говорили, хотя еще до войны во время работы в Добруше на отца писали донос, а его брата репрессировали и отправили в Сибирь. Но тревога чувствовалась и у нас какая-то. Однажды, еще в фабричном бараке, я стал щелкать выключателем — включать и выключать свет. Отец говорит: «Прекрати!» Я спросил, почему. «Могут подумать, что ты подаешь сигналы».


Место десятое. Улица Немига


Еще одно место на небольшом участке в центре — улица Немига.


— Наша Немига была старая, в основном двухэтажная, настоящая. В конце нее, дальше, стояли еще одноэтажные здания. Хозяева на ночь закрывали ставни и вставляли в них штыри — для безопасности, — рассказывает Юрий Самонов.


Тут каждый шаг — история, которая осталась только в памяти старожилов. Где-то здесь, возле теперешнего ресторана «Бургер-Кинг», после войны располагалась стихийная биржа труда.



Где-то здесь на улице, тогда еще Немигской, была стихийная биржа труда

— Тут стояли мужчины — с пилами, топорами. Иногда человек по 15–20. Приходили женщины и нанимали их на работу. Город был маленький, надо было строиться, нужны были мужские руки, а многие не повозвращались с войны, — рассказывает уроженец Минска.


Новострои, которые выросли на месте оригинальной застройки на Немиге, Юрию Самонову не нравятся. Но преемственность есть — сейчас тут торговые центры, раньше на первых этажах тоже были магазины — там продавали трикотаж, школьные принадлежности.



Новая застройка на улице Немига. Еще в 2000-х здесь были исторические здания

— Улицу из моего детства мне, конечно, жаль, но тут все непросто. Ясно, что городу нужна была здесь мощная транспортная артерия. Японцы — так те умудряются магистрали над зданиями строить, без сносов — а для нас это, наверное, дорого, — рассуждает минчанин.


Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Минска

Пассажир поезда прихватил чужую забытую гитару - и стал фигурантом разбирательства

Хотите узнать больше? Он даже попытался сбыть инструмент, но во время сделки был задержан милицией. 37

В доме за Оперным нашлась самая шикарная коммуналка Минска. Рассказываем, кто и как в ней живет

Хотите узнать больше? REALTY.TUT.BY побывал в единственной коммуналке, сохранившейся за Большим театром. Рассказываем, как там живется. 1 143

Минчанка обокрала знакомого, который накануне продал квартиру. Взяла не все

Хотите узнать больше? В милицию обратился минчанин, который сообщил, что из его кошелька пропала крупная сумма денег. Он рассказал, что к нему приходили его знакомые, с 44

Мужчина купил одежду, за обновки расплатился сувенирными долларами

Хотите узнать больше? Выбрал несколько предметов одежды, за обновки отдал 300 игрушечных долларов, пишет милиция. 35

В Минске построят еще один «МакДональдс» прямо возле метро

Хотите узнать больше? Право построить "МакДональдс" в этом месте купили на аукционе. Читайте, каким будет новый ресторан. 145

На полигон «Тростенецкий» приехал мусоровоз с фонящим грузом

Хотите узнать больше? Пакеты с содержимым утилизируют. Угрозы для людей и окружающей среды нет. 80

В Минске Skoda не пропустила маршрутку

Хотите узнать больше? По информации очевидцев, нескольким пассажирам маршрутки потребовалась помощь медиков. 41