Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

Ещё не закрылась дверь...

Ещё не закрылась дверь...

Анатолий Лебедько про предложения должностей от Лукашенко, свои политические ошибки и кандидита в президенты 2015 года


Во время своего визита в Оршу лидер Объединённой гражданской партии Анатольий Лебедько дал интервью нашему сайту.

- В 1994 году Вы поддержали Александра Лукашенко как кандидата в президенты, но потом ушли в оппозицию. Когда вы ошиблись, когда Лукашенко поддержали или когда в оппозицию ушли?

- Стоит напомнить, что в 1994 году Александра Лукашенко поддержало от двух третих до трёх четвёртых избирателей, потому что был спрос на перемены, был спрос на заявление о том, что надо что-то менять. И Лукашенко удалось удовлетворить этот спрос лучше чем кому бы то ни было. Он очень хорошо “сел” на тему коррупции и справедливости. И, конечно же, в 1994 году Лукашенко не был проблемой Беларуси. Он был надеждой Беларуси. Подчёркиваю – за него проголосовало не 20-30 %, а подавляющее большинство избирателей. Кроме того, он входил в депутатский демократический клуб в парламенте. Конечно это не был человек из моей мировоззренческой обоймы. Но в 1994 году произошло то, что имело продолжение и в последующие годы – демократы не сумели объединиться. Риски и угрозы исходили со стороны Кебича, который представлял старую партийную номенклатуру, это был ИХ кандидат и он представлял главную опастность. А вот от демократов заявили о своих амбициях: Зенон Позняк, Станислав Шушкевич, Геннадий Карпенко. Было совершенно очевидно, что раздробив демократический потенциал на три части, выиграть крайне сложно. И здесь появляется Лукашенко, раскрученный своей работой в комиссии по борьбе с коррупцией. И он как раз консолидировал те надежды и ожидания, протестные настроения которые были в обществе. Часть людей с демократическими взглядами поддержали Лукашенко. Именно как вынужденная необходимость, потому что он единственный имел реальный шанс выйграть у Кебича, который олицетворял ту старую систему.

Если бы тогда произошло объединение демократов, то можно говорить что ни я, ни Виктор Гончар, ни целый ряд других людей не поддержали бы Лукашенко. Но в итоге, я работал в кампании кандидата в президенты Лукашенко, но, ещё раз напомню, я не работал у президента Лукашенко, хотя предложения с его стороны были. Сейчас это уже обросло невероятными легендами. Лукашенко говорит, что он предлагал мне один министерский пост, а я хотел другой… Не важно, в любом случае я не откликнулся на эти предложения по нескольким причинам. Главная причина – я был депутатом парламента 12-го созыва и потом переизбрался в 13 созыв. У меня была колоссальная поддержка моих избирателей и переход в исполнительные структуры – это в некотором роде предательство их. Да и мотивации сильной у меня не было. Как у депутата у меня был автомобиль, кабинет, секретарша и не стояло вопроса где добывать насущный хлеб. И мне было комфортно – я ни от кого не зависел, надо мной не было начальников, кроме избирателей. И меня это устраивало.

Но когда появились белые пятна в газетах – декабрь 1994 года – это стало окончательным разрывом, я перестал иметь коммуникации с ним. Следующая встреча состоялась только в июне 1995 года. Когда Ассоциация молодых политиков, которую я возглавлял, лоббировала идею общенационального круглого стола.

-То есть, поддержка Лукашенки не была Вашей ошибкой, а была вынужденной необходимостью?

- Конечно же это было моей политической ошибкой, безусловно. Но благодаря этому я понял, что ты должен работать в команде идеологических единомышленников. Вот в Объединённой гражданской партии мне от первого дня и до сегодняшнего комфортно, потому что это единомышленники, это люди с одинаковыми ценностями, люди с некоторыми принципами и убеждениями. Я в политической жизни делал многие ошибки, не только эта, но я никогда не изменял своим принципам и убеждениям.

- В 2010 году поддержка Романчука это тоже была ошибка?

- А Ярослав Романчук был хорошим кандидатом в президенты. Если бы эта кампания проходила в Литве или в Польше, то он бы и остался таким в сознании людей. Это была для нас хорошая кампания, потому что Ярослав имел ряд несомненных преимуществ перед остальными кандидатами – экономист, человек которому не надо было писать выступления по экономике и он очень комфортно чувствовал себя в выступлениях перед избирателями. Я проехал с ним по большинству регионов и даже те пенсионеры, ветераны и БРСМ-овцы, которых присылали на эти встречи, чтобы их срывать, как правило, в конце просто слушали и не стремились сорвать выступление. Он хорошо воспринимался, ведь людей не политизированных как раз интересуют рабочие места, зарплаты, пенсионная реформа. В итоге кампании мы вошли в тройку самых популярных кандидатов, никто не сомневался, что мы собрали 100.000 подписей и сама кампания, повторюсь, была хороша. То, что произошло после 19 декабря, это уже особая история, которая не радует ни меня, ни других наших партийцев. Но мой принцип: матери рождают своих детей не для того, чтобы из них делать гвозди. Я не одобряю то, что он сделал, но и не собираюсь прибивать его гвоздями к стенке. Это дурная эта система заставляет людей делать подлости и нехорошие поступки. Ну где ещё кандидата в президенты забирают в два-три часа ночи и говорят, что если он не зачитает какой-то текст, то будут убиты люди и он будет с этим жить. Не многие смогут пройти через пытки моральные, психологические и физические. Ведь единицы остались тех, кто прошли через это, абсолютно ни в чём не запятнавшись.

- Значит, кампания в поддержку Лукашенко вас научила, что надо идти с идеологическими друзьями, кампания Романчука, что с морально стойкими людьми. В 2015 году кандидат, которого вы поддержите, чему он вас научит или это уже будет победный кандидат?

- Я поддерживал не только названных кандидатов. Я работал и в команде Гончарика и в команде Милинкевича. И не всегда эти люди мне были очень уж симпатичны. Но если мы объединяем усилия, то должны идти на определённые компромисы. И со времён кампании 1994 года я сторонник объединения демократов. Что касается 2015 года, моё глубокое убеждение: изменить ситуацию мы можем только через изменение правил игры, то есть изменить избирательное законодательство и правоприменительную практику. Здесь наши возможности очень сильно ограничены. Потому что власть сегодня определяет правила. Второй инструмент – существенно увеличить количество участников политического процесса. Надо ставить задачу, чтобы кандидата сторонников перемен выходили поддерживать не 30-40 тысяч, а 100-200-300 тысяч человек. Поэтому с 2004 года Объединённая гражданская партия выступает за народное голосование – праймериз. И сегодня, в предверии 2015 года, это могли бы быть выборы лидера сторонников перемен – персональная альтернатива Александру Лукашенко. И при определённых условиях он становится единым кандидатом, а, возможно, и не становится. Это решение принимает он сам и его команда. Но пройдя процедуру праймериза, этот лидер получил бы большую поддержку, чем все сегодняшние политические лидеры.

- Но праймериз это технология, а личность?

- Объединённая гражданская партия определённо будет принимать участие в праймериз со своим кандидатом. Но решение кто это будет примет съезд. Однозначно могу сказать, что кандидат будет. И мы будем бороться и биться за то чтобы выйграть праймериз.

- А вы собираетесь попробовать себя в качестве кандидата в президенты?

- В 2010 году я был готов учавствовать в праймериз. Ведь процедура народного голосования была согласована 9-ю политическими структурами. И если бы эта идея начала реализовываться, то я был готов принять в ней участие в качестве кандидата. Когда праймериз не прошёл, тогда мы начали думать кого мы будем выдвигать. И тогда мы решили выдвинуть Романчука, потому что на фоне других он выгодно смотрелся. Другие кандидаты так или иначе топтались на одной площадке – аппелировали к активной части населения. А Романчук был интересен многим сомневающимся. Так что в 2010 году лидер ОГП Анатолий Лебедько был готов и имел полномочия от партии на выставление своей кандидатуры в качестве кандидата в президенты. 2015 год, я не могу сказать это сейчас конкретно, потому что будет процедура съезда, но логичнее всего, что выдвигаться будет лидер партии, если будет процедура праймериз.

- Лукашенко, кажется, упоминал, что предлагал вам должность министра иностранных дел…

- Я имел на руках указ о назначении меня руководителем президентского совета. Он был готов, лежал на столе и Лукашенко собирался подписывать его. Но я считал, что сначала должно быть положение о совете, а он задумывался как коммуникационная площадка для диалога между властью, оппозицией, гражданским обществом и профсоюзами. Это была очень хорошая идея – то, чего сейчас у нас нет. И мне это тоже было интересно, но я не хотел назначения, пока нет положения о совете. Время затянулось, а в декабре 1994 года я уже хлопнул дверью и не хотел больше ассоциироваться с командой Лукашенко. А летом 1995 года я снова встретился с Лукашенко, так как организовывался круглый стол, который мог тогда повлиять на ситуацию. И тогда мне Лукашенко сказал: “Анатолий вот мы не виделись столько времени… Перестань заниматься этой дурью… Там в парламенте одна болтовня… Вот поезди со мной, посмотри как на меня реагируют люди… Бери под своё руководтсво таможенный комитет!” Меня с таможней связывал только кусок границы на моём избирательном округе в Ошмянах. Но такое предложение было, когда я был уже депутатом Верховного совета 13 созыва. Я ответил: “Спасибо, меня люди опять только что избрали и меня и так всё устраивает.” Тогда он мне предложил пост вице-премьера по социальной проблематике, но опять же я отказался. Потому что как политик я был самодостаточный, а парламент как сфера деятельности мне была симпатична. Потом уже появилась версия, которую он озвучил, что он предлагал мне пост министра образования, а я хотел быть министром иностранных дел. Почему образования и иностранных дел мне не очень понятно. Тем более, что я поддерживал в качестве министра иностранных дел Сенько при выборе между Таразевичем и Сенько, а моя фамилия в списке кандидатур вобще не фигурировала. Вот это реальные предложения которые озвучивал Лукашенко.

- А если бы прямо сейчас позвонил вам Лукашенко и сказал: давай, Анатолий попробуем заново деловые отношения наладить, каков был бы ваш ответ?

- Сегодня я бы ему сказил только одну фразу: “ещё не закрылась дверь через которую можно уйти”. Сегодня ещё есть люди, которые будут вспоминать о его правлении исключительно со знаком минус.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: 24 часа это - ?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Орши

Аўтапарк прыслаў адказ

Хотите узнать больше? Аўтапарк № 3 адказаў аршанцам наконт беларускай мовы ў транспарце. 996

"Взлёт" побили в Жлобине

Хотите узнать больше? Волейболисты "Взлёта" два раза проиграли ЦОРу. 642

6 аргументов против

Хотите узнать больше? В Орше был презентован фильм и книга против смертной казни 595

"Мужество-2015"

Хотите узнать больше? В Бабиничах состоялись соревнования среди инвалидов-колясочников. 551

Определить лучшего футболиста

Хотите узнать больше? На странице фанатов "Орши" началось голосование на лучшего игрока. 653

Аршанец бамжуе ў Гародні

Хотите узнать больше? Будаўнік з Оршы прыехаў у Гародню, прапіў усе грошы і не можа вярнуцца дадому. 1 307

С воскресенья ждем зиму

Хотите узнать больше? В атмосфере происходит резкий поворот событий на зиму 1 407

Первый выезд "Взлёта"

Хотите узнать больше? Волейболисты "Взлёта" проведут уик-энд в Жлобине. 402

[/category]