Закрыть

Выберите город

Закрыть

Александр Класковский: Заменить Лукашенко — это еще не самое главное

Александр Класковский: Заменить Лукашенко — это еще не самое главное

Палата представителей будет стерильной. Миссия БДИПЧ ОБСЕ — это уже очевидно — даст негативную оценку парламентской кампании. Понимая это, белорусский режим уже сейчас начал дискредитацию международных наблюдателей.

Прогноз относительно итогов парламентских выборов высказал аналитик Александр Класковский. Обозреватель изложил также свое видение дальнейшего развития белорусско-европейских отношений.

"Спецслужбы методично разрабатывают виртуальную пятую колонну"

— Наступление на интернет-сообщества антилукашенковской направленности — очередное проявление страха перед цветной революцией? Или просто демонстрация, да еще в разгар парламентской кампании, кто в белорусском доме хозяин?

— Стала популярной версия, что спецслужбы сделали такой подарок ко дню рождения Лукашенко. Это можно воспринимать только как шутку, потому что для белорусского официального лидера интернет, социальные сети — это терра инкогнита. Заглушить таким образом кампанию бойкота выборов, — тоже, думаю, не главная опция для властей.

На самом деле спецслужбы давно и методично разрабатывают виртуальную "пятую колонну"; просто сейчас им удалось внедриться, захватить пароли — и они стали глушить эти сообщества. После молчаливых протестов 2011 года они получили установку предотвращать угрозу «твиттер-революции» (помните, Лукашенко хвалился, что мы, мол, научились с этим делом бороться), и сейчас показывают, что не даром едят хлеб. Под это и ресурсы выделены, и специалистов наняли — спецслужбы тоже поневоле овладевают IT-инструментарием. Хотя, как видим, часто применяют и старые приемы, когда в натуре прессуют молодых людей, выбивая из них пароли, понуждая к сотрудничеству.

Спецслужбы действуют просто цинично и так, как умеют: им дана отмашка — они и задействуют привычный арсенал, в том числе и шантаж, и угрозы, и психологическое, и физическое воздействие. Пользуются тем, что у нас для силовиков закон не писан. Но такие спецоперации против виртуальных сообществ не могут принести большого эффекта в силу специфики интернета и социальных сетей — сколько ни глуши, будут находить обходные пути. И уничтоженные сообщества уже восстанавливаются. Это борьба неэффективная и бесперспективная, хотя элемент запугивания тоже свою роль играет.

Что касается высшего руководства государства, то там присутствует иррациональный страх перед интернет-революциями. Он навеян, с одной стороны, событиями арабской весны, в которых роль этого компонента явно преувеличена прессой. Но поскольку в высшем белорусском руководстве, видимо, не очень продвинутые пользователи, то у страха глаза велики.

Во всей тусовке авторитарных правителей под крышей ОДКБ эти фобии достаточно сильны, они даже придумали какую-то специальную программу противодействия угрозам в киберпространстве. Есть, конечно, и реальные угрозы, но вообще, мне кажется, для специалистов это — возможность «распилить» хорошие деньги и еще больше запугать правителей, мол, не будете давать еще больше бабок на разработку антидота, противоядия против твиттер-революций — вам капут!

"Палата будет стерильной"

— Этап регистрации кандидатов в депутаты показал, какой будет эта избирательная кампания. Независимые СМИ уже составляют свои списки 110 депутатов. Какой представляется вам новая Палата представителей?

— Палата будет стерильной. На этапе регистрации "зарубили" крепких кандидатов, кто проводил сильные избирательные кампании и, вероятно, готов был идти до конца. Например, Александр Милинкевич. Я живу в округе, по которому намеревался баллотироваться Милинкевич; выходя в магазин, дважды встречал его, видел, что тот сам присутствовал на пикетах по сбору подписей и народ к нему подходил, явно помня в лицо. Претенденты, которые в своих округах могли спутать карты и усложнить задачу обеспечения победы провластным кандидатам — этих как раз и выкосили.

В то же время оставили оппозиционеров с более радикальной риторикой, чем у того же Милинкевича — Анатолия Лебедько и целый ряд кандидатов, или спикеров, от Объединенной гражданской партии. Уже известно, что за неделю до выборов съезд ОГП снимет всех своих кандидатов — для властей в плане конкуренции их ставленникам люди из ОГП угрозы не представляют. Вместе с тем, регистрация целого ряда оппозиционеров (в частности, бывшего министра обороны Павла Козловского) дает властям козырь перед Европой: видите, у нас есть либерализм. Сделать показной широкий жест для власти не составляет труда, потому что для нее это безопасно, потому что на выходе все равно будет нужный результат.

Уже видно, что не будет выполнена установка Лукашенко на то, чтобы в будущем парламенте присутствовала одна треть нынешнего состава депутатов — только 21 человек вышел на тропу борьбы; даже если они все пройдут — это менее 20%. Этому есть несколько объяснений.

Палата представителей уже несколько созывов была "отстойником" для кадров предпенсионного и пенсионного возраста, по сути, им заранее начинали выдавать почетную высокую пенсию. И сейчас эти люди в буквальном смысле вынуждены уходить на пенсию — идет смена поколений.

При всей показушности "выборов", все-таки хоть минимальную работу в округе разворачивать надо и нужна поддержка местной вертикали. Нынешние "выборы" — как раз та ситуация, когда от поддержки и позиции местной вертикали многое зависит. Совсем уж втирать очки и подтасовывать результаты на 40-50-60% — это тяжело даже в белорусской системе. За четыре года пребывания в Минске депутаты отрываются от округов — вообще, этот парламент оторван от народа, он не имеет полномочий, не пользуется авторитетом, поэтому депутаты понимают, что могут не получить в своих округах даже минимальной поддержки.

И, наконец, среди кандидатов много серых лошадок. Не обязательно это матерые вертикальщики предпенсионного возраста, в числе кандидатов от власти ныне много врачей, педагогов, инженерно-технических работников. Людей, пользующихся авторитетом по морально-деловым качествам, которые реально могут собрать немалый процент голосов. К сожалению, это люди с соглашательской позицией. Понятно, что ни один из них не идет на свой страх и риск — пригласили в какой-то кабинет, объяснили: надо, Федя, надо! — и он идет, послушный, и будет голосовать за нужные законопроекты в парламенте.

И тот факт, что практически все законопроекты приходят из администрации президента, свидетельствует: парламент как законодательная ветвь власти в Беларуси не существует. И люди не понимают, для чего нужен парламент. Уличные опросы показывают, что граждане надеются получить новый асфальт и так далее. И белорусская правящая элита культивирует такой подход, всячески противится переходу на выборы по партийным спискам, сводит саму избирательную кампанию к календарно-ритуальному мероприятию, где главные действующие лица — Ермошина и Лозовик. В кадре нет людей, которые реально борются за прохождение в Палату. Люди не понимают, что парламент — место конкуренции идей, место дебатов. К сожалению, роль этой ветви власти в Беларуси полностью декоративна.

— И демократические силы внутри Беларуси, и Запад рассчитывали на эту кампанию, рассчитывали на то, что Минск соблюдет хотя бы внешние приличия и получит шанс на дальнейшее развитие диалога с Европой. Но белорусский режим не освободил ни одного (!) политзаключенного, наоборот, Дмитрию Дашкевичу набросили год заключения, а сейчас КГБ разгромил антилукашенковские интернет-сообщества. Удастся ли Минску в условиях репрессий и формирования Палаты представителей по лучшим советским образчикам "продать" эту кампанию Западу?

"Политзаключенных приберегают на черный день"

— Думаю, миссия БДИПЧ ОБСЕ в целом вынесет негативную оценку этой кампании, поэтому белорусская власть пытается априори дискредитировать наблюдателей. И уже пошла такая пропагандистская кампания.

Вместе с тем власть пытается заигрывать и делает показные уступки на промежуточных этапах: дает оппозиции порезвиться в песочнице, зная, что в итоге все будет так, как расписано в высоких кабинетах.

Действительно, пока не видно никаких намерений выпускать политзаключенных. Думаю, тут действует фактор Москвы; вопреки прогнозам, озвученным полгода назад, Москва не сильно давит и дает большие преференции. Поэтому белорусские власти решили, что можно не делать реверансов перед проклятыми буржуинами и пока лучше попридержать драгоценную политическую валюту — политзаключенных приберегают на черный день.

Возможно, что до конца октября, когда Брюссель собирается вернуться к вопросу о санкциях, одного-двух-трех политзаключенных могут выпустить, чем поставят Брюссель в сложную ситуацию. Расширять санкции вроде уже как не с руки — надо если не сужать их, то оставить на том же уровне — все-таки какой-то прогресс, пусть и формальный, будет продемонстрирован.

Надо сказать, Брюссель больших иллюзий по поводу исхода этой избирательной кампании не питает. Но втягивается в эту игру просто потому, что у Евросоюза нет ни пороха воевать с последней диктатурой Европы, ни стратегии в белорусском вопросе. У ЕС много других головных болей, поэтому возможность отложить на пару месяцев вопрос о санкциях под предлогом дождаться итогов выборов — это просто возможность потянуть время, если говорить без обиняков.

"И с Макеем Европа будет работать"

— Многие эксперты считают, что свидетельством предпродажной подготовки этой избирательной кампании Западу является назначение министром иностранных дел Беларуси Владимира Макея. Но Макей отметился только на Востоке, в Тегеране… Похоже, в Европе нового министра не очень ждут.

— Поездка в Тегеран была предопределена давно. Поскольку туда не полетел Лукашенко, то вполне естественно, что Беларусь там представляет министр иностранных дел. Кстати, и ряд других стран представлены на уровне глав дипломатических ведомств. А Россия, имеющая статус наблюдателя, — вообще мелким чиновником.

Беларусь — единственная европейская страна в Движении неприсоединения; вступила туда не от хорошей жизни, а чтобы получить компенсацию за совершенно испорченные отношения с Западом. Но компенсация получилась вялая; грубо говоря, в Минске поняли, что от этого реликтового движения толку как от козла молока, поэтому мы видим, что ни Лукашенко нет в Тегеране, ни Путина. А Макей вынужден выполнять черновую работу.

Надо добавить, что у Лукашенко с Ахмадинежадом резко охладели отношения. Если несколько лет назад и в Минске, и в Тегеране трубили о стратегическом партнерстве, то потом нефтяной проект накрылся (одно дело — пламенная риторика друга Махмуда, другое дело — бизнес).

Не говоря уже о том, что Тегеран сам в изоляции, и надеяться на эффективное экономическое или технологическое сотрудничество со страной, которая сама задыхается под санкциями, было изначально глупо. Потому и проект выпуска у нас иранских легковушек был обречен.

Все базировалось на идеологическом родстве, на антиамериканизме, а это зыбкая почва, которая в любой момент может уйти из-под ног. К сожалению, специфика белорусского режима толкает искать друзей совершенно не там, где следовало бы по уму. Рядом — богатая и продвинутая Европа, но с европейцами белорусские власти на ножах, плюют в них через забор, показывают фиги. Назвать это поведение разумным и дальновидным не представляется возможным.

Что касается Макея, то впереди у него — и поездки в Европу. Как ни странно, бывший глава администрации Лукашенко сохранил в глазах части европейских политиков имидж такого, знаете ли, сторонника реформ, западника, архитектора оттепели 2008—2010 годов. Почему я говорю "как ни странно"? Чувствуется, что его заставляли и перед Площадью артикулировать жесткие заявления, и после Площади делать антизападные выпады — вероятно, именно для того, чтобы растоптать его имидж. Повязать общей ответственностью за репрессивный курс.

Но Брюссель, скорее всего именно потому, что у него нет сильной белорусской политики, и рассчитывает в значительной степени на любую формальную зацепку, чтобы начать некоторые вещи якобы с чистого листа. Судя по кулуарным симптомам, высказываниям, там настроены работать с Макеем. Вопрос в том — снимут ли с него санкции или формально оставят в черном списке, но каждый раз, когда ему нужно будет поехать в Брюссель или другую европейскую столицу, будут делать исключение. Мы видели, что Ермошина слетала в Вену без проблем на избирательный семинар ОБСЕ.

И с Макеем Европа будет работать. Но дело не в Макее. Да, он говорит по-немецки и по-английски, работал в Европе, получил в австрийской дипломатической академии образование, был представителем Беларуси при Совете Европы. Для него Европа — не терра инкогнита. Но и Мартынов серьезным дипломатом был, высококлассным, грамотным, и это признавали те же европейцы. Дело не в персонах — речь о том, какая отмашка последует сверху. Если будет реальное желание восстанавливать западный вектор и если, конечно, будут выпущены политзаключенные, то у Макея все пойдет как по маслу. Если такого решения не будет, то и Макею поневоле придется продолжать этот тренд холодной войны.

"Все упирается в глухую стену авторитарной власти, которая не хочет идти на перемены"

— Все говорят о "Европейском диалоге", предложенном Минску Евросоюзом. Эта инициатива могла бы стать спасительной соломинкой для страны, чтобы Беларусь не задохнулась в медвежьих объятиях России. Но руководитель аксиометрической лаборатории «Новак» утверждает, что люди не знают об этой инициативе, а потому "при всем благородстве целей ей суждено остаться на бумаге, потому что власти не заинтересованы в переменах".

— Несколько уточнений. Это исследование проводилось не под эгидой лаборатории "Новак" — обстоятельства вынудили Андрея Вардомацкого после Площади уехать за границу. Это исследование, к слову — дистанционное, он проводил в рамках новой структуры "Белорусская аналитическая мастерская Андрея Вардомацкого". И я хочу подчеркнуть, что оно проводилось в июне — прошло уже два месяца, и думаю, что кое-что изменилось.

В сентябре будет новое, более широкое исследование, и вполне возможно, что мы узнаем о динамике. Потому что в течение последних двух месяцев независимые СМИ довольно много стали писать про "Европейский диалог о модернизации с Беларусью"; причем они рассказывают как о работе экспертных групп, которая проходит в Беларуси сейчас, так и о загашнике, о концептуальных наработках на протяжении полутора десятилетий в плане реформирования различных сфер белорусской жизни. Все-таки эта работа велась и ведется — в партиях, в рамках третьего сектора, в мозговых центрах. Это большой пласт разумных предложений, который при изменении ситуации способен помочь быстрой трансформации Беларуси.

Наконец, СМИ в последнее время немало пишут об опыте соседей и других посткоммунистических стран, в том числе и об отрицательном опыте — чтобы не наступать на грабли. И об опыте позитивном. Польша — пример того, как страна переболела реформами, быстро прошла самый сложный путь, и теперь эта страна на подъеме. Это страна, которая далеко ушла вперед.

Или та же Эстония. Я только что вернулся из поездки в Таллинн. Эта маленькая страна вышла в число мировых лидеров по электронному правительству. Электронное правительство — это только не министры за компьютерами, это значит, что платить налоги, получать рецепты, проверять дневник своего сына в школе, покупать и продавать недвижимость можно сидя за компьютером, а многие важные вещи делать даже с мобильника. Сегодня эстонцы, над которыми традиционно подтрунивали, говорили, что они люди медлительные, утерли нос всему постсоветскому пространству в плане высоких технологий, интернетизации. Они уже евро ввели, у них средняя зарплата под тысячу. Не рай, но Беларуси до Эстонии во многих смыслах далеко.

Продвинутая часть белорусского общества все в большей ступени проникается идеями реформ. Но этих людей и так не надо агитировать, они понимают, что в стране надо многое менять. А вообще, как показало июньское исследование НИСЭПИ, более 77% белорусов — за перемены. Но все упирается в глухую стену авторитарной власти, которая не хочет идти на перемены.

— Вы согласны с Андреем Вардомацким, который говорит: мол, "чувство самосохранения подсказывает верхам, что реформы лучше не начинать". Верхи намерены довести ситуацию до критической точки, когда низы уже больше не смогут и не захотят терпеть?

— Персоналистский характер режима, абсолютная личная власть — это беда белорусской политической системы, которая заставила ряд политологов сделать вывод, что страна находится в историческом тупике. Например, к такому выводу пришел Валерий Карбалевич.

Смотрите, вот в Польше генерал Ярузельский в свое время ввел военное положение, выглядел жестоким диктатором, интернировал активистов "Солидарности". Но в конце концов правившие там коммунисты пошли на круглый стол с оппозицией — сработало чувство самосохранения. Ярузельский не был в такой степени одержим идеей единоличной власти — для него интерес Польши перевесил, здравомыслие взяло верх. В Советском Союзе Горбачев тоже начал реформы, которые в конечном итоге подкосили коммунистическую систему, и он нашел в себе мужество отречься от власти, не устроить кровопролитие.

И в Польше, и в Советском Союзе была коллективная диктатура, если можно так сказать: собиралось политбюро, велись дискуссии, была возможность принять более-менее взвешенное решение. В Беларуси пирамида единоличной власти доведена до абсолюта, персоналистский режим в своем апогее.

Я бы не говорил, что правящий класс совсем не врубается в ситуацию; и в правительстве, и вообще в номенклатуре есть слой разумно и даже прогрессивно мыслящих людей, и белорусская власть даже пыталась что-то делать в плане реформ. Но интерес сохранения власти на самом верху перевешивает настолько, что любые реформы кажутся угрозой существованию режима и загибаются, едва начавшись.

Потенциал есть, и в экономическом блоке, и в других. Возьмем то же МИД: если бы была отмашка на нормализацию отношений с Западом, то в МИДе достаточно грамотные и квалифицированные чиновники, чтобы плодотворно работать в этом направлении. Чем дальше — тем больше видно: вся проблема в том, что персоналистский режим и мысль о сохранении власти любой ценой блокируют перезревшие реформы во всех сферах белорусской жизни.

Безусловно, не стоит преувеличивать значение "Европейского диалога" — инициатива действительно выглядит сырой, и здесь евроструктуры в каком-то смысле дали отцепного, они показывают, что не поставили крест на Беларуси, что определенная программа работы с "последней диктатурой" есть. Понятно, что такая сырая программа не может сразу раскрутиться, первые заседания экспертных рабочих групп выглядели сумбурно. Будет сентябрьский тур заседаний этих групп — может, что-то начнет выкристаллизовываться.

Но не стоит опять пенять на Европу: не то, мол, предложила, не на той тарелке поднесла. "Европейский диалог" — это, по большому счету, шанс для гражданского общества, для экспертов, для оппозиции — сесть за один стол и прочистить себе мозги. Мало кричать, что режим плохой; весь этот разоблачительный пафос уже надоел, а тут хорошая возможность сделать ревизию по гамбургскому счету: что мы можем предложить белорусам всерьез, без дураков? В каком направлении двигаться, какими могут быть механизмы реализации этих реформ?

Это, если хотите, самые сложные вопросы. Не надо думать, что после Лукашенко все автоматически пойдет как по маслу. Тогда, скорее всего, начнется самое трудное.

На сегодня эксперты продолжают работать в стол, как и работали 18 лет до этого. Но это та ситуация, когда не пропадет их скорбный труд. Перемены назрели, и если их не начнет осуществлять через "не хочу" нынешний режим, то их рано или поздно начнут делать другие люди.

Хочется верить, что Беларусь все-таки не сползет в третий мир. Это готовая, как сказал тот же Вардомацкий, европейская страна по целому ряду параметров — и по образованию, и по ментальности, и по трудовой морали. Я убежден: белорусы, в принципе, готовые европейцы. Может быть, скажу даже политически некорректную вещь — Беларусь более готова к Европе, чем некоторые страны — новобранцы ЕС. Думаю, что в другой исторической ситуации наша страна могла бы достаточно быстро и органично войти в европейский контекст.

Вместе с тем, опыт соседей показывает, что для нас неизбежен переходный период. Дай бог, чтобы за 10-15 лет страна смогла подготовить себя к вступлению в Евросоюз. А в принципе, окно возможностей после смены власти вообще будет открыто ненадолго — 3-5 лет. И за это время надо будет весь пакет реформ реализовать.

3-5 лет — и окно возможностей захлопнется. Или Беларусь прорвется в золотой миллиард, в число развитых стран мира, или навсегда останется в ловушке бедности, в ловушке третьего мира.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: 24 часа это - ?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

Пять тысяч долларов обнаружено в письме белорусу из США

Хотите узнать больше? Вся сумма изъята таможенниками, так как согласно белорусскому законодательству валюта пересылаться только в письмах с объявленной ценностью. фото: 93

Несолидно. Латушко посетовал на незнание иностранных языков белорусскими чиновниками

Хотите узнать больше? Посол Беларуси во Франции Павел Латушко считает, что чиновники должны владеть иностранными языками. фото: belta.by Об этом он заявил в программе 87

С 11 декабря на БЖД вводится новый график движения поездов на 2016/2017 годы

Хотите узнать больше? С 00.00 часов 11 декабря 2016 года на дорогах стран Содружества вводится график движения поездов на 2016/2017 годы. фото: belprauda.org В графике на 137

Лукашенко выступил с резкой критикой главы Россельхознадзора

Хотите узнать больше? Президент жестко раскритиковал претензии Данкверта к белорусскому продовольствию. фото: rtvi.com Болезненную тему Александр Лукашенко поднял на 72

В Беларуси ожидается до минус 17 градусов

Хотите узнать больше? В ночь на среду, 7 декабря, в отдельных районах Беларуси температура опустится до 17 градусов ниже нуля. фото: bnews.kz 7 декабря Беларусь будет 194

Лукашенко поручил исправить недостатки «декрета о тунеядстве»

Хотите узнать больше? Налогу на тунеядство быть, несмотря на острую критику со стороны экспертов и общественности. Президент лишь согласился, что пришла пора исправлять 305

Что изменится в декрете о тунеядстве

Хотите узнать больше? Власти учтут «сложные жизненные ситуации» и расширят список освобожденных от уплаты сбора, рассказала вице-премьер Наталья Кочанова. фото: 363

Стоимость нефти Brent впервые с лета 2015 года превысила 55 долларов

Хотите узнать больше? Стоимость барреля Brent на бирже ICE в понедельник выросла более чем на 1%, впервые почти за полтора года превысив отметку 55 долларов. Рост нефтяных 126