Закрыть

Выберите город

Закрыть

Публичные компании в Беларуси: как это было сто лет назад Часть 3.

Очередная часть исследования истории бизнеса в Беларуси, подготовленная «Ежедневником» и деловым журналом «Бизнес-ревю», посвящена лесной отрасли.


Публичные компании в Беларуси: как это было сто лет назад Часть 3.

http://pinskgal.narod.ru/


Лесной бизнес, включающий в себя разработку, транспортировку, торговлю и переработку древесины, был валообразующим в экономике дореволюционной Беларуси. Это предопределило высокую инвестиционную привлекательность отрасли. Наряду с семейными компаниями в лесной бизнес вложили средства около десятка акционерных обществ и товариществ.

В начале XX века на долю оперировавших на территории Беларуси лесоторговых компаний приходилось около 25% всего объема лесного экспорта Российской империи. Причем, поставки из белорусских губерний составляли свыше 54% российского вывоза древесины в Германию.

Немецкий вектор

В Германию и в дальнее зарубежье белорусские лесопромышленники сплавляли лес через Припять до Пинска, а затем через Огинский и Днепро-Бугский каналы по Неману, Западному Бугу, Висле на Мемель и Данциг.

В отличие от южного направления за приобретаемые делянки лесопромышленники уплачивали вперед – без какого-то кредита. Это было обусловлено тем, что лес шел на заграничные рынки, где с торговцами расплачивались наличными. Причем помещики обычно продавали свой лес с условием, чтобы ничего не отсчитывать за возможный брак.

Рубка для экспорта начиналась с осени. Зимой лес доставлялся подводами к руслам маленьких рек, из которых уже весной он отправлялся небольшими плотами на места вязки - брусьев, мауэрлатов, клепки, слипперов (сосновых шпал для английских железных дорог), дубовых полукруглых шпал для бельгийских железных дорог и др.

Главными покупателями были немецкие лесоторговые фирмы, базировавшиеся в Кенигсберге, Мемеле, Данциге, Бромберге и Торне. Для закупок немецкие лесоторговцы зимой отправлялись в Варшаву, Белосток, Брест-Литовск, Пинск, а оттуда на склады леса, расположенные в ожидании разлива вдоль рек. Особенно много складов было на Пине, Днепре, Бугском канале, Муховце и Буге. Там на месте определялось качество, заключались сделки, по которым лес или сразу передавался немцам, или чаще всего лесоэкспортер, получив задаток, обязывался доставить его до определенного места. Лишь небольшая часть леса поступала в плотах без контрактов в надежде на сбыт на месте. С началом сплава формировались «караваны», объединявшие несколько «партий». Они шли по рекам в главе с «кассиром». Против течения применялся труд бурлаков, а кое-где и буксирные пароходы. Самими плотами руководили «ретманы», которые должны были выбирать особые свидетельства на право проводки плотов.

В начале 1870-х годов к деятельности на территории России было допущено немецкое акционерное общество «Берлинская лесная контора». Заключив 30-летний договор аренды с местным землевладельцем князем Петром Витгенштейном, немецкие бизнесмены начали вырубку полесских лесов и вывоз древесины в Германию.

«Берлинская лесная контора», капитал которой составил 6 млн. марок, рубила лес в Минской, Гродненской и Волынской губерниях, ее главная контора для белорусских губерний располагалась в Гомеле. На лесных промыслах около 300 человек готовили на экспорт дубовую клепку, брусья и шпалы. В начале 1890-х годов, к которым царское правительство ужесточило правила вырубки леса и ввело заградительные пошлины на вывоз необработанного леса, немцы увеличили глубину переработки леса, выкупив завод под Кременчугом. После того как истек срок действия договора аренды, немцы не смогли его пролонгировать, поскольку наследница князя Витгенштейна Мария Гогенлоэ продала имения. Некоторое время немцы еще работали на Волыни, но потом приостановили операции и там.

Уход с рынка «Берлинской лесной конторы» не изменил положение дел - белорусский экспорт древесины по Неману и Висле полностью зависел от немецких посредников. Мало того, что вся деревоперерабатывающая промышленность Восточной Пруссии работала на белорусском сырье. Большинство покупаемого данцигскими, мемельскими, кенигсбергскими фирмами леса перепродавалось и попадало по значительно более высоким ценам на рынки Великобритании, Франции, Бельгии, Дании и даже Китая. Объединенные в такие могущественные синдикаты как Союз Восточно-прусских лесоторговцев и лесопромышленников, Союз Восточно-германских лесоторговцев и лесопромышленников, Шлезвигский лесной союз и другие, они диктовали условия белорусским лесопромышленникам. В известной степени неравноправному положению белорусских торговцев на рынке приводили отсутствие единства в отстаивании своих интересов и ожесточенная конкуренция между ними.

Современники указывали: « В случае удачи спекуляции барыши поступают в карманы немецких лесоторговцев, а за неудачные операции обыкновенно расплачиваются наши лесопромышленники». Это проявилось в 1899-1903 годах, когда мировой лесной рынок поразил невиданный кризис, обусловленный англо-бурской войной, поднятием фрахтов, огромными запасами непроданного леса и т. д. В 1900 году кризис усугубился мелководьем рек: на них застряло около 300-400 плотов, от чего белорусские лесопромышленники не получили часть причитающихся им сумм в оборотный капитал. Чтобы наверстать потери, торговцы выбросили на рынок дополнительные объемы. Предложение катастрофически превысило спрос. Это привело к ряду крупных банкротств.

Перед Первой мировой войной белорусские лесопромышленники сумели объединиться в Союз лесопромышленников Северо-западного края, противостоявший немецким лесоторговым синдикатам. Координация действий, устранение необоснованной конкуренции между разными фирмами позволила нарастить объемы экспорта, который вырос до 30 млн. рублей в год. Союз лесопромышленников Северо-западного края поднимал вопросы по устройству новых гаваней для отстаивания своих интересов перед немецкими союзами, по устранению стеснительных условий плавания по Висле и Неману, по нормировке объемов экспорта Северо-западным краем, по координации действий с другими белорусскими объединениями (например, с Союзом лесопромышленников Витебской губернии) и по созданию общероссийской организации.

Смолокуры Данишевские

На уровне публичного бизнеса в немецком и, в целом, в западном направлении реальных успехов смогла добиться компания, организованная минскими купцами Израилем и Павлом Данишевскими. В 1880 году Израиль и его отец Исаак начали торговлю смолой, построили в Минской губернии первый в империи паровой скипидарно-смолокуренный завод. Но в 1900 году он сгорел, и Израиль Данишевский перенес основные операции на российский Крайний Север. В 1908 году он объединил бизнес с братом Павлом, оставшимся в Беларуси, в рамках Торгового дома «П. и И. Данишевские». Во всех смолокуренных районах России и во многих крупных заграничных торговых центрах были открыты отделения и агентства торгового дома. В Архангельске фирма вела агентурно-комиссионные операции по экспорту и импорту, здесь же в 1911 торговый дом открыл специально транспортный отдел.

Ударной маркой Данишевских не внешних рынках была смола Special. Она в числе прочих экспортных товаров продавалась, менялась за границей на лаки, английский и вестфальский кокс и прочие продукты северного завоза. Главными рынками сбыта были Великобритания и Норвегия.

Перед войной активность братьев Данишевских возросла. Это было связано с интересом, который проявили к их бизнесу крупные финансовые структуры Российской империи. В 1913 года под эгидой самого мощного российского банковского концерна – Русско-Азиатского банка – частная фирма братьев была преобразована в Беломоро - Балтийское АО П. и И. Данишевские. Капитал составил 500 тыс. рублей, центральный офис фирмы разместился в Архангельске.

Беломоро-Балтийское АО вскоре реорганизовало свою накопительно- сбытовую сеть. Отделения и склады фирмы были открыты в портовых С-Петербурге, Риге, Ревеле, Либаве, в крупных промышленных центрах империи -- в Москве и Ростове-на-Дону, а также в сырьевых смоляных районах – Казани, Нижнем Новгороде и Минске. Через архангельскую фирму лесохимическая продукция потекла в портовые отделения Беломоро-Балтийского АО, а потом на заграничные склады фирмы – в Гамбург, Берлин и Лондон.

Помимо смолокурения Данишевские в 1916 году занялись морским транспортом, разработкой леса и продуктов его переработки.

Русско-Азиатский банк не выпускал контроля над фирмой братьев Данишевских и в целом над отраслью вплоть до революции, в ходе войны успешно меняя смолу и скипидар на американские «Максимы», итальянские «Фиаты», английский хлопок и французские консервы, поставляемые союзниками на Мурман. Во время так называемой белой «Северной республики» генерала Евгения Миллера в 1918-1919 годах Израиль Данишевский стал членом местной Думы, активно поддерживал финансами антибольшевистское правительство. После прихода к власти большевиков его предприятия были закрыты, в 1920 году национализированы и переданы в собственность Архгубсовнархоза.

Поляковский лес

Одним из самых крупных проектов, реализованных в лесной отрасли дореволюционной Беларуси, стало Московское лесопромышленное товарищество. Его учредителем стал выходец из Оршанского уезда московский финансист Лазарь Поляков. В 1882 году, заручившись поддержкой Лесного департамента, он учредил Московское лесопромышленное товарищество. 2 миллиона рублей капитала были распределены между ним Банкирским домом Л. С. Поляков, (1, 5 млн рублей) и его супругой Розалией (0, 5 млн рублей). Целью предприятия, официально продекларированной в учредительских документах, было «ведение под контролем Лесного департамента лесного хозяйства и обработки лесных материалов для внутренней и заграничной торговли». Де-факто Поляков воспользовался своим положением главного акционера Московского земельного банка для того, чтобы товарищество могло по дешевке приобретать заложенные в нем имения и получать дополнительные ипотечные займы. Принадлежавшие ему лично имения он уступал товариществу под векселя, которые потом немедленно учитывались в принадлежавших ему Московском международном торговом, Орловском коммерческом и Южно-Русском промышленном банках.

Эта схема позволила Московскому лесопромышленному товариществу к 1904 году аккумулировать в своих руках имения общей площадью свыше 255 тыс. десятин. Стоимость всего имущества фирмы на этот период составляла 8 млн. рублей. Лесные дачи располагались в Московской, Смоленской, Костромской, Тамбовской, Саратовской, Воронежской, Нижегородской, Пензенской, Пермской и Орловской губерниях.

Крупная земельная собственность принадлежала фирме и в Минской губернии. Это было имение Букча с фольварком Радзивилловичи в Мозырском уезде общей площадью свыше 31 тыс. десятин. Поляковские поверенные рубил здесь лес, построили небольшой смолокуренный заводик. Так продолжалось до 1903 года, когда это предприятие, как и многие другие поляковские бизнесы оказалось на грани банкротства. Задолженность товарищества по векселям, выданным Л. Поляковым и переучтенным им в банках (включая Госбанк) составила около 2, 5 млн. рублей. В правление были введены представители банков-кредиторов. Поляковы пытались некоторое время упорствовать в борьбе за актив. Но ввиду повсеместного крушения их бизнесов и отсутствия поддержки наверху к 1905 году сдались. В мае 1905 года на общем собрании Московского лесопромышленного товарищества отказался от должности директора сын Лазаря, Александр. С этих пор к руководству в товариществе, вошедшего в период убытков, частью лишившегося своих подешевевших активов, пришли другие люди. Председателем правления Московского лесопромышленного товарищества стал граф Владимир Татищев. Он же возглавил созданный в 1909 году на основе бывших поляковских банков Соединенный банк. К 1917 году Московское лесопромышленное товарищество перешло под полный контроль двух санкт-петербургских банков – Русско-Азиатского и Русского торгово-промышленного.

Черноморско-балтийские активы Лившица

Минская лесная деловая среда – самая мощная и разнообразная в масштабах Беларуси. Не случайно, что именно в Минске в 1904 году была открыта Лесная биржа.

Олицетворением новой волны во время экономического роста в 1909-1014 годах стал санкт-петербургский 1-ой гильдии купец Шлиома Лившиц.

Сначала он не был санкт-петербургским купцом. Торговал, как все, лесом, имел дом в Минске, открывал биржу, содержал небольшое, созданное в 1906 году лесопильное производство на Старом Смоляном заводе в Речицком уезде. Таких как он лесопромышленников в то время в одной Минской губернии было не менее трех десятков.

Но уже к началу Первой мировой войны Шлиома Лившиц становится именем в местной деловой среде и примером для подражания. Городской думой он был делегирован в общее присутствие Казенной палаты, занимавшееся рассмотрением дел по дополнительному промысловому налогу. В 1913 году Шлиома первым пошел на доселе невиданный в лесной промышленности Беларуси шаг: он решился акционировать свое дело. В 1913 году бизнесмен зарегистрировал и начал операции в рамках Черноморско-Балтийского АО «Ш. Б. Лившиц и Ко». Капитал фирмы составил 200 тыс. рублей, правление разместилось в Минске. В аннотации к выпуску ценных бумаг было сказано, что общество создано «для продолжения лесного дела Ш. Б. Лившица, а также для строительства и эксплуатации лесопильных, бочарных, фанерных и паркетных заводов”.

Начавшаяся в 1914 году война внесла коррективы в планы Лившица. Акционеры отказались от строительства новых заводов, но взяли в аренду у государства крупный лесопильный завод в Бобруйском уезде, в 1915 году изъятый у лейпцигского немца Фрица Шульца как у подданного враждебного государства. Впрочем, времени создать крупный бизнес у Шлиомы Лившица и его партнеров все равно не хватило – в 1917 году к власти пришли большевики.

Продолжение следует.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Спутник планеты Земля?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

Уже третий за ноябрь: в Беларуси выполнили еще один смертный приговор

Хотите узнать больше? В Беларуси выполнили еще один смертный приговор — расстрелян Геннадий Яковицкий, неоднократно судимый, признанный виновным в убийстве своей 173

КГК обвинил Госкомимущество в невыполнении поручений президента

Хотите узнать больше? По данным Комитета государственного контроля, Госкомимущество ежегодно не выполняет поручения главы государства по вовлечению в оборот 110

Беларусь присоединилась к международной морской организации

Хотите узнать больше? Беларусь официально стала членом Международной морской организации ООН. Как сообщила пресс-служба Министерства транспорта и коммуникаций, по 85

Правительство компенсирует белорусским банкам потери по экспортным кредитам

Хотите узнать больше? Правительство компенсирует белорусским банкам в 2017-2018 годах потери от предоставления экспортных кредитов, сообщила пресс-служба Совмина. 85

Бывшая сотрудница минского банка сняла со счета вип-клиента крупную сумму

Хотите узнать больше? Прокуратура Заводского района Минска направила в районный суд материалы дела о мошенничестве в особо крупном размере по ч. 4 ст. 209 УК. фото: 262

Белорусы догоняют европейцев по безналичным покупкам

Хотите узнать больше? Переход на новые купюры и монеты привел в Беларуси к резкой популярности безналичных расчетов в рознице. Теперь каждую четвертую покупку в магазине 244

Плохие долги: 270 предприятий переданы в Агентство по управлению активами

Хотите узнать больше? Кредиторская задолженность в сумме 600 млн рублей передана в Агентство по управлению активами. Среди должников -- в основном сельскохозяйственные 231

Белорусским банкам некому выдавать кредиты

Хотите узнать больше? Кредитные портфели банков в 2016 году сократились, хотя денег в финансовых институтах хватает. Не хватает лишь качественных заемщиков. фото: 524