Закрыть

Выберите город

Закрыть

Из истории белорусского бизнеса: Агарков – поставщик Антанты

Из истории белорусского бизнеса: Агарков – поставщик Антанты

В этом году исполняется 115 лет белорусскому коммерческому проекту, авторам которого удалось покорить европейский рынок – микашевичской фанерной фабрике Федора Агаркова.

Склады полесского предпринимателя в двух столицах государств Антанты – Лондоне и Париже – обеспечивали существенную часть потребностей европейцев в этом продукте.
Английские аэропланы «Фарман» и французские «Ньюпорт», зарядные ящики для артиллерийских повозок и полевых кухонь, спальные вагоны Северного и Балканского экспрессов, каюты самых быстроходных в мире океанских лайнеров «Гамбургско-Американской линии», переборки на пароходах-рефрижераторах «Африканской фруктовой компании», перевозившей камерунские бананы, компоненты на автомобилях «Бенца», «Баярда», «Испано-Суизы», модная венская буковая гнутая мебель с «выдающимся изяществом форм, замечательной легкостью и всемирно признанной громадной прочностью» от «основателей сей промышленности» братьев Тонет, изящные коробки для французских соломенных шляпок и войлочных шляп от Борсалино, клозетные сиденья и просто ящики для фруктов, овощей и цветов – это далеко не весь «ассортиментный ряд», для производства которого требовалась фанера.

В конце XIX и особенно в первом довоенном десятилетии XX века фанера выполняла функции, если, конечно, уместно сравнивать, нынешней пластмассы. По областям применения в соответствии с тогдашним уровнем технологического развития ей не было предела. Она шла на крылья для аэропланов для самых мощных воздушных флотов мира – Франции и России, для перегородок в каютах и железнодорожных вагонах, широко применялась в автомобилестроении. Поэтому спрос на этот полуфабрикат на мировом рынке был достаточно высок и устойчив, чем не замедлили воспользоваться некоторые белорусские бизнесмены.

Фанерное направление в лесном бизнесе начинает активно развиваться с начала XX века. Более высокотехнологическое, чем, скажем, простое пиление леса на доски, оно требовало куда больших инвестиций. Поэтому фирм, занятых в этом бизнесе, в Беларуси было немного, а из них, собственно, с участием местных капиталов три. Самой крупной был Степановский завод Федора Агаркова, затем шли фабрики Иеронима Кеневича и Наума Каплана (позже Магидсона и Юниса). Контрольный пакет АО Мозырской фанерной фабрики бывш. «Прима» А.Лурье принадлежал группе киевских предпринимателей из киевского Сахарного треста. Шпилечно-фанерная фабрика в Пинске входила в состав фанерного промышленно-торгового концерна, созданного в Австро-Венгрии и России австрийскими подданными, братьями Александром и Леопольдом Лурье.

Белорусским фанерщикам в отличие от их коллег в других подотраслях лесного бизнеса удалось избежать немецкого контроля. Это произошло потому, что изначально их продукция ориентировалась на иные рынки – Англию, Францию, Австро-Венгрию, Италию. Во Франции, например, бывшей одним из главных потребителей белорусской фанеры, в год местная мебельная промышленность выпускала около 1 млн штук стульев, фанера необходима была для овощеводов Бретани и Прованса, цветоводов бассейна Гаронны. Авторы аналитических обозрений того времени констатировали: «Почти все потребное для Франции количество фанеры получается ею из-за границы и главным образом из России».
Впрочем, в своей политике большинство белорусских производителей не было самостоятельно. Белорусским фабрикантам, особенно в самом начале становления этой отрасли, не хватало оборотных средств, а местные финансисты отдавали предпочтение учетным операциям по круглому лесу. К тому же значительные ресурсы отвлекались на приобретение оборудования и постоянное усовершенствование технологических цепочек. Причем необходимо было приобретать самые современные, а потому и дорогие станки, ибо только благодаря им продукция могла бы продаваться на весьма щепетильном европейском рынке. Общий объем средств, вложенных в техническую базу, например, не самой крупной в Беларуси фанерной фабрики «Прима» на 1914 г. составлял 130 тыс. рублей. Один из представителей минского отделения Государственного банка, освидетельствовавший состояние предприятия, констатировал следующее: «Работа фанеры весьма тщательная и чистая, чему, несомненно, много способствуют дорогие машины, постоянное усовершенствование и специалисты-мастера при машинах».

В этой ситуации ресурсы под свое развитие белорусские фабриканты заимствовали у ревельских бизнесменов Христиана и Карла Лютеров – главных акционеров созданного в 1898 г. АО для механической обработки дерева А.М.Лютера. Это одно из самых успешных производств в деревопереработке дореволюционной России. Участие в нем приняли английские капиталисты, в правление общества входил, например, Эрнест Гарри Арчер. В свою очередь фирма Лютеров имела пакет акций в английском трейдере, занимавшемся импортом русской древесины, компании «Венеста Лимитед».

АО А.М.Лютер принадлежало два завода – в самом Ревеле и в Старой Руссе в Новгородской губернии. Тремя собственными пароходами выделанные на этих предприятиях изделия доставлялись в Европу. В 1895 г. экспорт Лютеров составил 1,5 млн рублей, из них в Англию – 500 тыс. рублей. Западный потребитель «на ура» брал тисненую и выжженную фанеру для сидений стульев, кресел, скамеек, модные изделия из березовой фанеры (шляпные коробки и чемоданы), при изготовлении которых использовался специальный водозащитный клей. Большой спрос был на фанерные филенки для стен и потолков пассажирских вагонов на железных дорогах и кают на пароходах. Для Военного Ведомства России фирма выполняла заказы на изготовление крыльев для аэропланов.

Одним из главных источников сырья для Лютеров стала фанера белорусских фабрик. Воспользовавшись отсутствием кредитования, через раздачу авансов она фактически закабалила местных фабрикантов. Связанные по рукам и ногам эксклюзивными контрактами и финансовыми обязательствами перед ревельской фирмой белорусские бизнесмены, например, не могли самостоятельно выходить на европейский рынок. В итоге почти 95% русской фанеры, ввозимой на тот же рынок Франции, контролировался англичанами, а также германцами. Очень большой интерес к поставкам белорусской фанеры напрямую проявляли итальянцы. Но под угрозой репрессий со стороны Лютера наметившиеся было контакты не получили развития.

Перед самой войной некоторым белорусским фанерщикам все же удалось избавиться от тяготящего и назойливого внимания большого британского брата. Одним из них стал Федор Агарков, который открыл собственные склады в Лондоне и Париже.

Агарковы

Агарковы появились в Беларуси в конце XIX века. Эта предпринимательская династия, попавшая в историю белорусского бизнеса благодаря отцу и сыну Степану Федоровичу и Федору Степановичу Агарковым, происходила из Одессы. Одесса-мама, крупнейший торговый порт Российской империи на Черном море, в конце XIX – начале XX в. стала приемной матерью для многих белорусских лесопромышленников. Именно в этот порт лежал конечный путь самых крупных плотов, сплавляемых ими через днепровские пороги. Именно тут совершались самые дорогие сделки, подписывались и погашались векселя и праздновался успешный исход очередной навигации.

Вынужденная распродажа княгиней Марией Гогенлоэ-Шиллингфюрст, единственной наследницей огромных радзивилловских латифундий, вызвала неподдельный интерес к ним одессита, потомственного почетного гражданина Степана Агаркова. К 1893 году, одним из первых очутившись в центре этого процесса, Степан Агарков стал владельцем богатейшего лесного имения Ленино в Мозырском уезде. Также он приобрел ряд соседних с Ленино имений на Мозырщине и Слутчине. Покупка 230 тыс. десятин угодий сразу возвела его в число крупнейших землевладельцев Беларуси. Земельная собственность предприимчивого одессита только на одной Минщине оценивалась в более чем 1,3 млн рублей.

Но сплав кругляка на юг в условиях, когда этим не занимался разве что очень ленивый лесовладелец, не приносил больших дивидендов Агаркову. Доходы не смогли покрывать обязательств по набранным кредитам. А тут еще разразился мировой экономический кризис, затронувший в Беларуси в первую очередь лесную отрасль. В итоге в самом начале XX в. правления Виленского земельного банка и виленского отделения Государственного дворянского земельного банка были вынуждены выставить его имения на открытые торги с формулировкой «за невзнос процентов по ссудам».

Степану Агаркову, однако, удалось отбиться от кредиторов и не оставить своего главного наследника, Федора, у разбитого корыта. Во многом это стало результатом его неплохого маркетингового предчувствия. Он одним из первых начал диверсифицировать лесной бизнес, сокращая продажу сырой древесины и, наоборот, увеличивая объемы поставок переработанного леса. В середине 1890-х годов Степан Агарков стал самым крупным в Мозырском уезде поставщиком дегтя. За дегтем настала очередь досок: в 1898 году бизнесмен открыл на ст.Микашевичи (Полесские железные дороги) лесопильный завод. Но и это производство не было для Агаркова пределом в технологическом совершенствовании своего лесного бизнеса. Он начал вынашивать планы строительства фанерной фабрики.

Но не успел их осуществить. В 1903 году Степан Агарков отошел в мир иной, переоформив собственность на сына Федора. По коммерческим способностям Федор Агарков оказался достоин своего отца. Именно с его именем связан расцвет фирмы.

В первую очередь в 1903 году в тех же Микашевичах Федор все-таки построил фанерную фабрику. Сын не забыл заслуг отца. Лесопильный завод и фанерная фабрика были объединены в единый производственный комплекс, который получил название Степановского фанерно-лесопильного завода. Это предприятие стало одним из самых крупных не только в уезде, но и во всей Минской губернии. Агарков не скупился на инвестиции, чтобы поддерживать производство на должном уровне. В его развитие к 1914 году была инвестирована колоссальная по тем временам сумма – почти четверть миллиона рублей.

Микашевичскому производству был подчинен и железнодорожный проект Агаркова в Мозырском и Слуцком уездах. В 1904 г. Федор выступил инициатором строительства чучевичской ветки. Свое начало эта железнодорожная линия брала на разъезде Люща Полесских железных дорог (недалеко от Микашевичей), проходила через центр полесских владений Агаркова в м.Ленино, а своим северным концом упиралась в расположенное уже в Слуцком уезде м.Чучевичи. В Чучевичи по каналу сплавлялась древесина из этой части лесных владений Агаркова.

27-верстная дорога строилась инженерами Полесских железных дорог на деньги одесского бизнесмена. Федор Агарков также взял обязательство обеспечить стройку шпалами. В 1905 г. дорога была сдана в эксплуатацию и перешла в оперативное управление администрации Полесских железных дорог. Казна расплатилась с предпринимателем: все вложенные им в сооружение этого пути деньги были в течение нескольких лет возвращены.

Но затраты на путь и их возврат были для Агаркова второстепенны. Главное – это то, что он благодаря чучевичской ветке обеспечил регулярный подвоз сырья из глубинных районов Полесья. Четыре паровоза и зимой, и, что самое главное, летом, когда подвоз древесины был затруднен, гоняли вагонетки от Чучевичей и Ленино к Микашевичам и обратно. В 1914 г. Федор Агарков добился от Министерства путей сообщения разрешения на перевозку по чучевичской дороге и пассажиров.

Инвестиции, сделанные Федором Агарковым, окупились. Предприятие в Микашевичах стремительно росло и по объемам производства, и по приносимой прибыли. Если в 1909 г. на нем производилось фанеры, досок, гонта и прочих столярных и строительных материалов на сумму 280 тыс. рублей, то в 1913 г. – уже на 450 тыс. рублей. Продукцию Степановского фанерно-лесопильного завода брали на реализацию торговые фирмы Москвы, Харькова и Одессы. Перед войной Федор Агарков самостоятельно вышел на парижский и лондонский рынки. Спросом у парижских и лондонских табачников, кондитеров и гильзовых фабрикантов пользовались агарковские упаковочные коробки. Из всех белорусских фирм, открытых в конце XIX – начале XX века, агарковская была единственной, которая имела постоянные склады во Франции и Англии.

Правда, перед войной об этой фирме как об агарковской уже не говорили. То ли подустав, то ли еще по каким-то причинам Федор Агарков отошел от непосредственного управления Степановским заводом. Предприятие было отдано в аренду купцу М.Чуднеру. Сам же Агарков включился в активную общественную жизнь. Он был, в частности, делегирован мозырскими землевладельцами в губернское земское собрание. Федор Агарков также являлся членом совета Минского общества сельского хозяйства – влиятельного объединения минских помещиков.

После революции и советско-польской войны микашевичская фабрика обрела новых владельцев, но не сменила специализацию. На протяжении всей истории Западной Беларуси в составе Польши она была одним из крупнейших промышленных производств региона.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: 24 часа это - ?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

В Беларуси ожидается до минус 17 градусов

Хотите узнать больше? В ночь на среду, 7 декабря, в отдельных районах Беларуси температура опустится до 17 градусов ниже нуля. фото: bnews.kz 7 декабря Беларусь будет 53

Лукашенко поручил исправить недостатки «декрета о тунеядстве»

Хотите узнать больше? Налогу на тунеядство быть, несмотря на острую критику со стороны экспертов и общественности. Президент лишь согласился, что пришла пора исправлять 105

Что изменится в декрете о тунеядстве

Хотите узнать больше? Власти учтут «сложные жизненные ситуации» и расширят список освобожденных от уплаты сбора, рассказала вице-премьер Наталья Кочанова. фото: 125

Стоимость нефти Brent впервые с лета 2015 года превысила 55 долларов

Хотите узнать больше? Стоимость барреля Brent на бирже ICE в понедельник выросла более чем на 1%, впервые почти за полтора года превысив отметку 55 долларов. Рост нефтяных 39

Уже третий за ноябрь: в Беларуси выполнили еще один смертный приговор

Хотите узнать больше? В Беларуси выполнили еще один смертный приговор — расстрелян Геннадий Яковицкий, неоднократно судимый, признанный виновным в убийстве своей 200

КГК обвинил Госкомимущество в невыполнении поручений президента

Хотите узнать больше? По данным Комитета государственного контроля, Госкомимущество ежегодно не выполняет поручения главы государства по вовлечению в оборот 126

Беларусь присоединилась к международной морской организации

Хотите узнать больше? Беларусь официально стала членом Международной морской организации ООН. Как сообщила пресс-служба Министерства транспорта и коммуникаций, по 95

Правительство компенсирует белорусским банкам потери по экспортным кредитам

Хотите узнать больше? Правительство компенсирует белорусским банкам в 2017-2018 годах потери от предоставления экспортных кредитов, сообщила пресс-служба Совмина. 100