Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

Город Слоним в XVI веке

Документальные материалы по истории города Слонима XVI в. встречаются крайне редко. До нас дошли незначительные сведения, которые позволяют сделать вывод о развитии в нем ремесла и торговли, а также дают возможность проследить различные социально-политические процессы, которые происходили в белорусском средневековом обществе. Развитие городов, рост ремесла и торговли были выгодны крупным землевладельцам, так как способствовали укреплению феодальных отношений. В рассматриваемое время во всех городах и местечках Беларуси интенсивно развивалось ремесленное производство. Обслуживая производственные, хозяйственные и личные потребности населения, слонимские ремесленники принимали активное участие в развитии рыночных отношений всего западного региона Беларуси. Городской рынок Слонима был представлен ежедневной базарной торговлей, возникшей в результате увеличения объемов производства и последующей реализацией товара массовому потребителю.
Мастеровые люди Слонима входили в цеховые организации, как это было во всех городах Беларуси и странах Западной Европы. К большому сожалению, письменные источники хранят молчание о количестве цехов в Слониме. Для ответа на этот вопрос необходимо провести более глубокое исследование как опубликованных актовых, так и архивных материалов. К середине XVI в. в системе цеховой организации возникло полное разделение труда по профессиям. 3. Ю. Копысский, изучая эту проблему, полагал, что в Слониме в первой половине XVI в. насчитывалось около 22 ремесленных специальностей. В Слониме наряду с общественными ремесленными специальностями выделились специальности гвоздильщика, жестянщика, замочника, игольника, золотых и серебряных дел мастера.
Ремесленники Слонима, как и другие категории зависимых граждан, обязаны были отправлять разного рода государственные повинности, одной из которых была отработка в пользу великокняжеского двора. 3 марта 1562 г. в государственной канцелярии был составлен документ для представителей Слонимской администрации, которые должны были сна¬рядить и отправить в г. Вильно на сезонные работы четырех плотников, чтобы они приступили к «... работе не омешкали ...» на территории Виленского замка.
Интенсивное развитие ремесла способствовало распространению внутренней и внешней торговли. Торгово-экономическое значение Слонима определялось тем, что город обладал выгодным географическим положением. Он находился на стыке двух речных систем: Днепровско-Припятской и Неманской. Через Слоним проходили торговые дороги в направлении городов Клецк, Ляховичи, Слуцк, Новогрудок, Бобруйск, далее до Рогачева и в пределы Московского государства. Гости из Москвы, в том числе и переводчики, проездом бывали в Слониме. В VII томе Литовской метрики читаем: «Федор Полуянович попроводил до Слонима Леонтея Овдеевича Новгородца, Федка Матьфеева, толмача со Пскова».
В первой половине XVI в. развитие товарно-денежных отношений не было постоянным, что в свою очередь пагубно сказывалось на эволюции социально-экономических процессов феодального способа производства. Основными причинами торможения этих процессов были бесконечные войны, магнатские междуусобицы, эпидемии, стихийные бедствия, неурожаи и т.д. В целях расширения внутренней торговли слонимские купцы ездили по окрестным селам и скупали у крестьян различные продукты и предметы народных промыслов с целью дальнейшей их реализации на внутреннем и внешнем рынках. Правительство Великого княжества Литовского всячески поощряло развитие торговых отношений внутри страны, так как это давало возможность увеличить сбор налогов и пополнять государственную казну. В конце 40-х годов XVI в. великий князь Сигизмунд II Август по просьбе Слонимского старосты и подскарбия Ивана Горностая разрешил проводить в городе ярмарки два раза в год, что в определенной степени способствовало наполнению господарского скарба. Великокняжес¬кая администрация осуществляла строгий контроль за ведением торговых отношений в пределах государства. Согласно великокняжескому постановлению от 1558 г., выданному жителям Слонима, государь требовал от местных чиновников установления фиксированной цены на рожь, стоимость которой не должна была превышать 25 грошей за одну бочку. Ответственным лицом за осуществление данного постановления был назначен городской урядник. В сентябре 1562 г. из канцелярии великого князя была отправлена грамота для слонимского наместника, в которой было сказано, чтобы он собрал господарскии налог в количестве двухсот бочек муки и отправил его в Пинск «на потребы земские».
Что касается административно-территориального деления, то еще с 1424 г. Слоним и его окрестности входили в состав имений господарского домена. До начала XVI в. Слоним находился в составе Тройского повета, однако в 1500 г. город становится центром повета Новогрудского воеводства. В актовых материалах середины XVI в. часто можно встретить упоминание о Слонимском и Трокском поветах. Надо полагать, что административная терминология в этот период не была окончательно утверждена, и канцелярские писари, составляя документы, периодически употребляли то Слонимский, то Трокский поветы. Этому факту есть и другая трактовка. В конце XV — начале XVI в. в писцовом делопроизводстве упоминались названия поветов, центрами которых были большие города.
На протяжении XVI в. Слоним попеременно находился во владениях крупных вотчинников Хрептовичей, Воловичей и Радзивиллов. Владельцы Слонима, они же представители магнатско-шляхетской аристократии, принимали активное учас¬тие в решении общегосударственных вопросов как внутреннего, так и внешнеполитического характера. В 1494 г. к москов¬скому князю Ивану Васильевичу был отправлен послом слонимский наместник маршалок Литовор Хрептович с господарскими грамотами, где речь шла «о греческом законе». Основной целью поездки было урегулирование ситуации, возникшей между ВКЛ и Москвой из-за того, что великий князь Александр притеснял в своих владениях православное население. В 1496 г. тот же Слонимский наместник Л. Хрептович в качестве посла ездил в Польшу для решения финансовых вопросов, возникших в доме Ягеллонов. Учитывая дипломатические способности Л. Хрептовича, Александр Казимирович в том же 1496 г. отпра¬вил его в Москву во главе большого посольства. На сей раз он был уполномочен передать Ивану III претензии Александра в отношении «шкод и бесчинств», причиненных жителям ВКЛ в ходе последних боевых действий между двумя государствами.
Что касается должностных лиц в Слониме, то они не были постоянными. В 1519 г. в городе на должности маршалка состоял Григорий Станиславович Остик. Через три года его сменил Богуш Боговитинович. Оба эти чиновника были хозяевами огромных латифундий в Слонимском повете и одновремен¬но являлись представителями в высшем государственном законодательном совете «паны рада». Источники свидетельствуют, что в 1559 г. в должности Слонимского старосты и маршалка был Григорий Волович. Для того, чтобы точно восстановить имена слонимских администраторов хотя бы первой половины XVI в., необходимо тщательное исследование этого вопроса. Слонимский повет, как уже было сказано выше, являлся крупным экономическим регионом на территории западных воеводств Беларуси. Это способствовало укреплению здесь крепостнических тенденций и расширению внеэкономи¬ческих форм эксплуатации крестьян. Градоначальники, а так¬же светские и духовные феодалы, имеющие земельную собственность в самом Слониме и прилегающих к городу окрестных селах, стремились извлечь максимальную выгоду с зависимого населения. Из отчетной записи, составленной в Слониме, видно, что господарские крестьяне Слонимского повета были обязаны ежегодно вносить в государев скарб оброк натуральными продуктами. В 1514 г. контролировать эти работы должен был Ян Николаевич Радзивилл, который был назначен на должность слонимского наместника и земского маршалка. По оценке историков-медиевистов феодальное общество было не только корпоративным, но и иерархичным. Это в первую очередь связано с имущественным положением землевладельцев, их этнической принадлежностью и религиозным вероисповеданием. Внутри феодального сословия были постоянные споры и конфликты, так как привилегированная часть общества находилась в непрекращающемся внутрисословном противоречии друг к другу. Крупные землевладельцы стремились привлечь к отработочным повинностям других феодалов, малоземельную шляхту и служилых бояр, потерявших свое значение и место в системе феодальной иерархии. Слонимский боярин Гаврило Пацевич жаловался великому князю, что некий пан Андрей Илькговский заставил его служить «путную службу» (быть феодально зависимым, т. е. выполнять службу курьера). Сам же боярин считал себя свободным человеком к утверждал, что с давних пор не являлся зависимым от кого-либо, а был землевладельцем. Основной его сословной повинностью было отправление конной службы в пользу государя. Очень часто такого рода споры доходили до судебного разби¬рательства, а пострадавшая сторона обращалась за помощью прямо к великому князю в надежде получить великокняжескую защитную грамоту на право личного владения какой-либо частью имущества. Государь в свою очередь был заинтересован в увеличении количества служилых людей, так как «посполитое рушение», сформированное из «почтовых» хоругвей, было единственной военной силой при объединении вооруженных сил страны в период военной угрозы. Если давать оценку истории г. Слонима в первой половине XVI в., то можно утверждать, что город жил достаточно спокойной жизнью торгово-ремесленно-го поселения. В то время, когда города Восточной Беларуси по¬страдали от разорительных русско-литовских войн, то Слоним, учитывая его географическое положение, избежал военных потрясений, которые пережили жители многих городов ВКЛ. Однако в XV—XVI в. Слоним и его окрестности оставались незащищенными от набегов крымских татар. Степные кочевники приходили и уходили со стремительной быстротой, оставляя после себя разоренные селения, пепелища и груды мертвых тел. Белорусский историк Г. Саганович дает следующее определение эпохи белорусского средневековья: «Попел і чорнае вуголле, наверша стралы у шкілеце, мноства магілау — вось чым пазначаны для мяне пачатак непасрэднага вывучэння беларускага сярэднявечча». В начале XVI в. Слоним был опустошен татарскими ордами Ших-Ахмата. Очень разорительным для города был татарский набег 1506 г. под предводительством МенглиТирея. В рассматриваемое время организовать противостояние татарам можно было лишь посредством строительства сильных пограничных укреплений. Однако из-за общего недостатка средств правительства Александра и Сигизмунда I были вынуждены проводить компромиссную политику в отношениях с Крымом. Внешняя политика великих князей ли¬товских включала в себя умиротворение южных соседей, вся¬ческое задабривание ханов теми или иными подарками и т. д. Одним из радикальных способов сдерживания татар от набегов на земли ВКЛ стала выплата специальной дани, которая собиралась со всех земель страны. Так, жители белорусских городов, включая и Слоним, собирали специальный налог «ордынщину» для уплаты крымскому хану. По итогам сборов 20 сентября и 18 декабря 1501 г. слонимчане собрали специальную подать в качестве взноса так называемых «татарских упоминков», которые были представлены такими группами товаров, как различные ткани и полотно. Этот чрезвычайный налог ложился тяжким бременем на белорусский народ, но данная мера снижала степень риска татарских разорений.
В белорусской истории начала XVI в. интересен эпизод, связанный с противоречиями в общественно-политической жизни страны, оказавшейся в центре геополитических притязаний Московского государства. С началом очередных военных действий в 1508 г. между ВКЛ и Москвой внутри ВКЛ вспыхнул антиправительственный мятеж, во главе которого встал глава православной феодальной группировки князь Михаил Глинский. Ведя боевые действия в районе Гродно и Ковно с войсками Сигизмунда I, Глинский надеялся получить от Василия III военную помощь. Однако правительство Москвы ушло от решения этого вопроса, опасаясь, что Глинский создаст на территории ВКЛ независимое русское княжество.
Что же касается того нападения повстанческих отрядов М. Глинского на Слоним, то пока точного ответа на этот вопрос дать нельзя. На этот счет в историографии сложилось двоякое мнение. Одни специалисты утверждают, что слонимчане ощутили воздействие внутриполитических конфликтов в ходе восстания М. Глинского. Другие ученые склоняются к тому, что Слоним оставался в стороне от основного театра военных действий, которые в период мятежа захлестнули западные и центральные поветы ВКЛ.
Сигизмунду I Старому досталось очень тяжелое наследство: разоренная войной страна, долги наемным солдатам и многое другое. Но и в такой обстановке он сумел правильно организовать ведение государственных дел, проявив себя властным и мудрым государственным деятелем. За время его правления в 1506—1548 гг. историческая судьба города Слонима сложи¬лась более благополучно. Жители смогли оправиться от татарских погромов и приступить к возрождению города. В1532 г. Слоним получил Магдебургское право, что позволило осуще¬ствлять самоуправление по примеру других западноевропейских и белорусских городов. В грамоте по этому поводу указа¬но: «Тое место наше Слоним, с права Литовского и Русского и которое коли будет там перводержавно в право немецкое, ко¬торое зовется майтборское, переменяем на вечные часы». Кроме Магдебургского права, Слоним на протяжении XVI в. получал от великого князя разного рода привилегии и вольности. О значении этих великокняжеских грамот пока нельзя дать объективную оценку, так как еще большое количество документов не попали в руки исследователей, находятся в различ¬ных архивах за пределами нашей страны, что затрудняет их поиск и дальнейшее изучение.
Годы мирной жизни позволили жителям Слонима, приумножая личное богатство, одновременно наполнять и государев скарб. Что касается казны, то, к глубокому сожалению, она была почти всегда пуста. Чтобы поправить финансовое положение страны и укрепить армию, Сигизмунд I был вынуж¬ден прибегнуть к сбору очередного чрезвычайного налога, получившего название «серебщина». Этот собирался для покры¬тия расходов, связанных с выплатой денег наемным войскам, к услугам которых прибегали правители ВКЛ. Эта специальная подать собиралась с феодально-зависимого населения, а единицей обложения была воловая соха. После проведения аграрной реформы 1557 г. правительством Сигизмунда-Августа единицей обложения стала считаться одна волока (участок земли размером в 21,37 га). В 1534 г. из канцелярии великого князя в Слоним был отправлен гонец, который привез для жителей города специальную государеву грамоту, в которой содержалось требование провести сбор денег («серебщины») для нужд земской службы и на оборону страны. Собранная сумма составила 60 коп. грошей. Но и через 17 лет, в 1551 г., для нужд земской обороны жители Слонима продолжали платить ту же сумму в 60 коп. грошей. При этом следует помнить, что 1551 г. в истории Великого княжества был мирным годом. За сбором и отправкой «серебщины» в господарский скарб обязан был следить городской староста. Письменные источ¬ники свидетельствуют, что в 1558 г. слонимский староста получил государеву грамоту, в которой ему было предписано в строжайшей форме следить за сбором и отправкой «серебщины» в государеву казну. В 1562 г., когда гремела уже Ливон¬ская война, 25 июля в великокняжеской резиденции в Вильно Сигизмунд-Август подписал документ, имевший силу общегосударственного постановления, о сборе «серебщины» со всех жителей Слонима «со слонимских подданных по 20 грошей с волоки, а с подволоки 10 грошей, а с моргу по семи пенязей» (морг — участок земли размером в 1/30 волоки). В тех мес¬тах, где земли на волоки еще были разделены, мерой обложе¬ния оставалась воловая соха, с которой согласно старой системе налогообложения взымали по 20 грошей. В свете новых аграрных постановлений за порядком взимания налогов обязан был следить городской староста и подстароста.
С конца XV в. ВКЛ оказалось в сложном геополитическом положении между Польшей и Московским государством, политическое могущество которых сильно возрастало, особенно последнего. Для успешного разрешения внешних и внутриполитических конфликтов правительство ВКЛ основную надежду возлагало на вооруженные силы страны. Кроме наемных жолнеров, боевой дух которых падал сразу же, как только прекращалось их финансирование, руководство ВКЛ делало упор на шляхетские отряды. Во время войны все представители военно-служилого сословия, проживавшие на территории города Слонима и Слонимского повета, были приписаны к местным «почтам» (военные соединения). Эти ратные люди были обязаны отправлять земскую военную службу, принимать участие в боевых действиях или выплачивать специальную подать «за неслужение в войске». В 1512 г. слонимские феодалы, которые уклонились от выполнения своих прямых сословных обязанностей идти на войну, должны были выплатить в господарский скарб по 20 коп. грошей от каждого нарушителя воинской дисциплины. Такой же штраф платили землевладельцы Волковыска за подобное дисциплинарное нарушение. Однако не все служилые землевладельцы могли выплачивать штрафы. В том же 1512 г. из Слонима к театру военных действий выступил вооруженный отряд общей численностью 20 конных ратников. Если провести сравнительную характеристику городского ополчения, то видно, что города Волковыск и Новогрудок выставляли так же по 20 сна¬ряженных конных воинов, Лида и Луцк — по 30, Гродно и Вельск — по 50. Из вышесказанного можно сделать вывод, что Слоним в начале XVI в. был достаточно крупным городом ВКЛ. В 1507 г. Сигизмунд I даже избрал Слоним местом своей временной резиденции.
Согласно переписи войска ВКЛ в 1528 г. бояре и шляхта Слонимского повета составляли отдельный военно-административный округ — Слонимское хоружество. В период войны начальник хоругови хоружий получал «господарский лист» (грамоту), где в форме приказа ставилась задача о сборе войска и отправке его на войну в распоряжение главного гетмана. Пана гетмана на войне почитали выше, чем самого господаря. На этот период он был наделен теми же полномочиями, что и великий князь. Он имел право выносить приговор о смертной казни для трусов и дезертиров, а героев представлять к высоким наградам.
На сейме 1536 г., когда в очередной раз был поднят вопрос об обороне страны, все державцы ВКЛ получили приказ от наивысшего гетмана, согласно которому они со своими вассалами из военно-служилых людей обязаны были выехать к месту сосредоточения основных воинских сил. Такой же приказ получил слонимский державця Иван Горностай. С изменени¬ем внешнеполитической обстановки в 60-х г. XVI в. прави¬тельство ВКЛ вынуждено было поддерживать обороноспособность страны, призывая феодалов к выполнению своих со¬словных обязанностей. Из имеющихся документов видно, что 13 мая 1561 г. из канцелярии великого князя была отправлена слонимскому старосте мобилизационная грамота, в которой говорилось о немедленном сборе войска. В 1561 г. все воинские силы страны собирались в замке Зельборк, «в Инфлянской земле...», там же военные чиновники гетмана Н. Радзивилла должны были провести «попис» войска. В очередном правительственном документе от 29 октября 1561 г. было сказано, что тот же староста и державца слонимский должен следить в фольварках господарского домена, сколько собрано зерна, то есть ржи, пшеницы, ячменя, гречихи, гороха, и где складируется этот провиант. Для правильного хранения в городе должно было быть выделено специальное место, где необходимо было построить специальные амбары (надо полагать, что эти постройки были на территории слонимского замка).
С расширением экспансии Ивана IV против Ливонии Великое княжество Литовское оказалось втянутым в затяжную и кровопролитную Ливонскую войну (1558—1583 г.). В таких условиях от правительства ВКЛ требовалось определенное напряжение для укрепления финансовой системы и безопасности страны. В середине XVI в. администрация Сигизмунда-Августа для ведения войны призвала наемных солдат-«жолнеров» из стран Восточной и Западной Европы. Это было связано с тем, что «посполитое рушение» не имело должной боевой мощи, а следовательно, было неспособно остановить экспансию Москвы на Ливонию и защитить земли ВКЛ от войск московских воевод.
В мае 1562 г. из великокняжеской администрации в Слоним прибыл служилый человек Семен Олексеевич. Он доставил господарскую грамоту, составленную 6 мая того же года. В документе было сказано, что все военно-служилые люди, бояре и шляхта, должны собираться в поход «у войску стати на день семое суботы на Друцких полях у пана гетмана наивысишого». Приказ этот был зачитан у костелов и на городском торгу. Те феодалы, которые не исполнят своего долга в отношении земской службы, должны быть согласно Статута 1529 г. жестоко наказаны, а имения их конфискованы. Сам же глава слонимской хоругови получил два письменных уведомления о сборе войска и отправке его в Друцкий лагерь. Война требовала все новых и новых усилий и воинских резервов. Поэтому 13 ноября 1562 г. слонимский хоружий получил очередной приказ от великого князя о сборе войска и отправке его к новому месту сбора в Минск «на день святого Николы». Через два ме¬сяца, 21 января 1563 г., последовал очередной господарский приказ слонимским земянам, боярам и шляхте о немедленной мобилизации всех воинских людских резервов и отправке «почтов» на войну. Это известие в Слоним доставил государев служилый человек Герасим Левкович. Основной причиной экстренного сбора войска было наступление армии Ивана IV на восточные земли Беларуси.
О численности Слонимской хоругови в рассматриваемый промежуток времени можно судить на основании имеющихся данных. По итогам «пописа» войска ВКЛ в 1567 г. от Слонимского повета было выставлено на войну воинское соединение численностью в 275 конных и 52 пеших ратников. Военная служба не являлась для феодала основным занятием, хотя была обязательным и ответственным делом каждого землевладельца. За отправление земской службы бояре и шляхтичи получали отдельную латифундию с правом пожизненного пользования и передачей ее по наследству при одном условии, если владельцы данного надела будут нести ратную службу. Практически во всех документах на земельное владение указано «владеть до ласки господарской», т. е. с прекращением несения военной службы феодал терял право на земельное владение и переходил в другое сословие зависимых людей. В качестве примера рассмотрим несколько случаев о наделении зем¬лей слонимских феодалов.
13 декабря 1504 г. князь Василий Львович Глинский получил от великого князя Александра имение «Лососиную» в Слонимском повете «со всеми того двора слугами путными и людьми тяглыми, слободичы, што на воли сетдят». Данная грамота была составлена в Кракове, и прикреплялась к ней великокняжеская печать, что свидетельствовало о правомерности этого документа. В1509 г. господарь неизвестно по каким причинам передал имение «Лососиную» Слонимского повета в пользование князю Семену Александровичу Чарторыйскому. В 1508 г. слонимский боярин Алексей Левонавич получил от великого князя грамоту на владение тремя службами и зависимыми людьми (слугами) в Слонимском повете. Подобногс рода документ был выдан Слонимскому боярину Давиду Ивановичу на имение «Тушевичи» в качестве награды за отправление земской службы. 8 июля 1510 г. Слонимский господарский дворянин (дворянин, который при великокняжеском дворе выполнял разные поручения: курьера, гонца, так же он мог выполнять поручения судебно-административного характера) Федор Волошин получил от великого князя за добросовестное отправление земской службы грамоту на право строительства корчмы во владении «двора Рябтовском». В господарском ли¬сте было сказано: «Дозволили есмо ему в том дворе корчму вольную мети до нашое воли».
Что касается самого города Слонима и его крепостных сооружений, то как уже было сказано, город особо не подвергался серьезным нападениям неприятельских войск в первой половине XVI в. Дошедшие до нас источники позволяют предполагать, что Слоним в XVI в. имел традиционные для того времени оборонительные сооружения. На языке фортификации они назывались замком, который являлся укрепленной резиденцией феодалов и магнатов. В Великом княжестве Литовском строительство крепостей предпринималось по инициативе крупных олигархов, чтобы обезопасить себя и свое имущество, а также укрепить свою власть над народом. В исследованиях польского историка Л. Коланковского встречается упоминание о слонимском замке еще в 1435 г. Без сомнения, можно предполагать, что оборонительные сооружения были в городе гораздо раньше. В актовых материалах первой половины XVI в. упоминание Слонимского замка встречается достаточно часто. 22 июня 1562 г. в Слонимский замок в сопро¬вождении служилого человека Каспора Новоселецкого была отправлена часть обмундирований и вооружения, захваченная у московских воевод.
На территории слонимского замка находились здания королевской администрации, усадьбы феодалов и наместников, оружейный арсенал, жилые постройки для прислуги, постоялый двор, конюшни, складские помещения, православные и католические храмы. Все постройки, в том числе и культовые сооружения, были деревянными. Первый каменный костел был воздвигнут в городе в 1561 г. Инициатором этого строительства выступил маршалок Слонима Ян Солтан. Строительство католических костелов в Слониме началось во второй половине XVI в. с началом полонизации жителей ВКЛ. В западных воеводствах введение католицизма носило более результативный характер, чем в восточных землях страны, где попытки навязать православному населению католическую догматику встретили неприязнь верующих.
Феодальный класс в средневековом обществе являлся высшей иерархией в корпоративном сословии землевладельцев, занимал господствующее положение в области политики и экономики. Политическое лидерство феодалов определялось тем, что все важные должности в государственном аппарате, как в центре, так и на местах, занимали представители господствующего сословия. Феодальное общество ВКЛ в XVI в. было разделено на несколько сословий, шляхту, мещан, крестьян и духовенство. В первой половине XVI в. права мелкоземельных феодалов были значительно ущемлены со стороны шляхетских магнатов, которым они служили. Землевладелец и его потомки являлись слугами того лица, от которого они получили землю. Примером тому является грамота великого князя Сигизмунда I от 4 апреля 1508 г., где речь идет о признании боярских прав Андрея Мышковского, который жаловался господарю на то, что у него хотят отнять земельное владение, на которое у него есть «господарский лист». Сам же он за эту зем¬лю нес конную службу. В своем ответе государь повелевал Андрею Мышковскому владеть данной землей.
Рассматривая проблемные вопросы, касающиеся имущественного положения феодалов, следует принять во внимание, что противоречия и разногласия между представителями привилегированного сословия с другими категориями граждан (мещан и крестьян) были естественным социальным явлением. Из заявления Слонимского ксендза Яна Слюбовского, представленного 22 октября 1556 г. в Слонимский земский суд, видно, что служитель культа жаловался на господарского земянина Юхневича и его жену Альжбету Павловну, что они нанесли ему побои и причинили ущерб его людям Пацу Мичипоровичу и Роману Богдашевичу — «збили и зранили и школы дей им на тот час стали...».
В судебном делопроизводстве белорусского средневековья встречались разбирательства между феодалами из-за границ имений, долгов, обид и т. д. Частыми были споры за наследство, при этом наследники по закону должны были быть рождены от законного брака. Законодательство всегда стояло на стороне класса феодалов и материально независимых граждан. Представители зависимого населения и малоимущие слои общества вынуждены были подчиняться существовавшим порядкам.

Уваров И.Ю.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Сколько лет в веке? (ответ числом)

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Слонима

В агрогородке Павлово Слонимского района перезахоронили останки шести солдат

Хотите узнать больше? Они были найденные в ходе поисковых работ летом этого года. Как рассказали в отделе идеологической работы, культуры и по делам молодежи 53

В Слониме благоустроили родник

Хотите узнать больше? В Слониме в результате реализации совместной инициативы горожан и районной власти благоустроен родник. В городской черте Слонима в микрорайоне Энка 56

Слонимские ребята с блеском выступают на международных и республиканских первенствах

Хотите узнать больше? Воспитанники Слонимского физкультурно-спортивного клуба по работе с населением по месту жительства с блеском выступают на международных и 76

В библиотеку в Слониме приходят почитать... и порезвиться в детской игровой комнате

Хотите узнать больше? В городской библиотеке №4 работает единственная среди районных учреждений библиотечной системы детская игровая комната «Непоседы». Изначально 69

На Слонимщине прошел праздник картофеля "Знакомая незнакомка"

Хотите узнать больше? 15 октября в агрогородке Деревная прошел праздник картофеля «Знакомая незнакомка».  Как отметила в своем приветственном слове начальник отдела 44

Слонимский лесхоз помогает коллегам восстановить леса на Червеньщине

Хотите узнать больше? Слонимский лесхоз помогает коллегам из Червеньского лесничества Минской области очистить поврежденные стихией участки лесных угодий, подготовить 44

В Слониме прошел показательный суд по делу о хранении наркотиков

Хотите узнать больше? В Слонимском РОВД по инициативе местных суда и прокуратуры прошло судебное заседание по привлечению жительницы города к ответственности за хранение 75

В агрогородке Деревная в Слониме откроется развлекательный парк

Хотите узнать больше? В агрогородке Деревная в последние выходные сентября откроется развлекательный парк. Для создания условий комфортного отдыха на свежем воздухе 75