Закрыть

Выберите город

Закрыть

"Обанкротить банк Barings было несложно"

Bloomberg Bloomberg

В 1995 году 28-летний сингапурский трейдер НИК ЛИСОН довел до банкротства старейший банк Англии Barings, история которого насчитывала 233 года и которому доверяли свои деньги аристократы и королевская семья. В течение нескольких лет жуликоватому трейдеру, как прозвали Лисона СМИ, удавалось скрывать на секретном счету убытки в более чем 800 млн фунтов. В интервью корреспонденту РБК daily ЮЛИИ КАЛАЧИХИНОЙ вышедший на свободу финансист рассказал о том, как ему удалось провернуть аферу и почему его история повторится еще не раз.

НА ГРЕБНЕ УСПЕХА

— Г-н Лисон, почему вы решили стать трейдером?

— Я окончил учебу в колледже в 18 лет, и мне предложили работу в банке Coutts & Co, где свои сбережения хранит королева. Это был 1987 год, время «Большого шока» (масштабная реорганизация британских финансовой и экономической систем. — РБК daily), лондонский Сити стал более открыт, и многие банки учреждали там свои филиалы. Молодые люди шли туда косяками. Разговоры тогда были только о том, как делать деньги, люди регулярно переходили с одной работы на другую. Отличное было времечко! По-настоящему заработать много денег и проявить себя можно было только в торговле. Поэтому сначала я перешел из Coutts в Morgan Stanley, а затем в Barings, который предоставлял реальные возможности для трейдинга (Barings стал первым в мире торговым банком, который одновременно предоставлял финансовые услуги клиентам и торговал на бирже за свой счет, беря на себя все риски по продажам. — РБК daily).

— Вы разделяли тогда, а может, до сих пор разделяете мысль персонажа Гордона Гекко из фильма «Уолл-стрит», что «Жадность — это хорошо»?

— Это популярная идея на Уолл-стрит и в целом на финансовых рынках. Трейдерам нравятся волатильные рынки, тогда как инвесторы предпочитают стабильную обстановку. Возможности заработать предоставляют обе площадки, но на волатильном рынке прибыль или убыток больше. Всегда есть победители и проигравшие, трейдеры бьются друг с другом как на дуэлях, так что рынки — это та еще русская рулетка.

— Вас довольно быстро перевели в Азию — сначала был Гонконг, потом Джакарта и, наконец, Сингапур. Есть какая-то разница между «белыми воротничками» в Европе и в ЮВА?

— Работа в Азии выделяла тебя. Там ты был большой рыбой в маленьком пруду, тогда как в Лондоне — всего лишь мелкой рыбешкой в большом водоеме. Для тех, кому хотелось как-то выделиться, прогрессировать и добиться успеха, Азия была идеальным вариантом.

— Вам предоставили солидные финансовые ресурсы. Почему выбрали фьючерсы и опционы?

— Фьючерсы и опционы были тогда новым быстро растущим рынком, особенно в Японии, на которую ориентировался Сингапур. В то время не многие могли ими торговать так быстро и ловко, как это делал я.

— Вначале вы были довольно успешным трейдером. Коллеги и конкуренты прозвали даже «счастливчиком Ником». Получали предложения от других банков перейти к ним? Почему не согласились?

— Было множество предложений от конкурентов, в том числе от Lehman Brothers. При этом чем хуже обстояли у меня дела, тем более щедрыми становились предложения. Но тогда я старался скрыть потери банка в результате своей ошибки, так что если бы я перешел на другое место, все быстро бы вскрылось.

СЧЕТ 88888

— В чем заключалась ваша стратегия на рынке?

— Сингапурская международная валютная биржа (SIMEX) тогда ввела торговлю опционами, привязанными к индексу Nikkei 225, и платила 100-процентную премию за инициацию торговли. Это позволяло мне продавать опционы по высокой цене, а также вести двойную игру, сводя баланс счета 88888 к нулю (на этом счете «для ошибок» отображались случайные убытки по позициям, которые покрываются за счет прибыли банка. — РБК daily).

— Покупая больше фьючерсов, вы пытались разогреть рынок и сменить падающий тренд. То есть вы действовали как азартный игрок, надеясь возместить потери за счет все больших ставок?

— Спустя какое-то время у меня не было выбора. Моя позиция была огромна, об этом знали все на рынке, изменить направление было невозможно. Когда я только приехал в Сингапур, рынок фьючерсов, привязанных к Nikkei 225, был у рекордной отметки 39 990 пунктов; к тому времени как я уехал, он просел до 17 800 пунктов. Все это время я старался поднять его.

— Вообще возможно ли манипулировать рынком?

— Им можно манипулировать, но какой-то небольшой промежуток времени. Рынок живет по своим законам и вскоре ликвидирует любую аномалию.

— Получилось бы у вас исправить ситуацию, если бы не землетрясение в Кобэ в январе 1995 года, которое обвалило японские индексы?

— Нет. Рынок падал еще до этого, а удар стихии стал катализатором дальнейшего ухода в красную зону. К тому времени моя позиция была настолько большой, что я уже не мог контролировать ситуацию. Пока я платил маржу, обеспеченную займами банка, я мог продавать опционы до бесконечности, искусственным образом скрывая потери.

— Ваша жена до последнего была не в курсе ваших проблем. То есть вы из тех, кто может потерять миллионы долларов на работе, а дома при этом вести себя как ни в чем не бывало?

— Я оказался в двойственном положении, вроде как Доктор Джекилл и Мистер Хайд. Я осознавал происходящее в торговом зале, но старался делать все возможное, чтобы не думать об этом еще и дома. Там я отключался от реальности. Я выключал телефоны, пытался забыться, уезжая на уи­кенды из Сингапура в экзотические страны.

— И как вы снимали напряжение? Алкоголь, прозак, наркотики?

— Я тогда очень сильно пил. Не лучшая стратегия, когда у тебя проблемы.

КРАХ

— Вы понимали, что коллапс неизбежен?

— Я знал, что обеспечил банку существенные потери, но никак не мог подумать, что из-за них он обанкротится. Я был словно зашоренным: так сосредоточился на том, чтобы разрешить ситуацию, что не осознавал, насколько масштабные последствия будут иметь мои действия. К концу 1994 года на рынке опционов ликвидность была практически исчерпана, Barings больше не мог обеспечить меня кредитами, так что возможности дальше продавать опционы, а значит, скрывать потери на счете 88888 у меня не было. В Рождество 1994 года я уехал из Сингапура с мыслью, что никогда больше туда не вернусь.

— Тем не менее вы вернулись и проработали до февраля 1995 года. Почему вы не уехали из Сингапура раньше?

— Я до последнего момента пытался исправить ситуацию. Я просто не мог признаться, что налажал, что оказался некомпетентным и халатным сотрудником.

— После ареста во Франкфурте-на-Майне вас экстрадировали в Сингапур, где приговорили к 6,5 годам тюремного заключения. Что для вас было самым трудным?

— Тюрьма Чанги была максимально строгого режима, где заключенные по четверо в камере спали на голом полу. Мы проводили 23 часа в сутки взаперти, почти все там были членами местных банд. Насилия было мало, но инциденты случались, расправы были всегда быстрыми и очень жестокими. Самым сложным было осознавать, что мне там сидеть еще прорву времени (Ник Лисон был выпущен досрочно, проведя в заточении более трех лет. — РБК daily).

ЖАДНОСТЬ БАНКИРОВ

— Как же вам удалось обанкротить казавшийся таким надежным Barings?

— Его руководство было крайне слабым. Топ-менеджеры не понимали, как работают рынки, на которых я торговал. Иногда коллапс Barings списывают на сложную многоуровневую махинацию, которую я якобы провернул. Не было там ничего сложного! Они просто пытались скрыть свои промахи.

— И все-таки как это возможно, что руководители Barings доверились вам настолько, что вы выполняли функции как главного трейдера, так и аудитора самого себя? Тут же явный конфликт интересов. Или они предпочитали не задавать лишних вопросов, рассматривая вас в качестве священной коровы, которая обеспечивала львиную доли прибыли банка?

— Скорей, это вопрос к ним. Но думаю, семизначные бонусы, которые они тогда получали, затуманили их разум.

— Правда ли, что ваши боссы, только чтобы сэкономить, нанимали неквалифицированных сотрудников в штат? Как вам удалось сделать так, чтобы управляемая вами команда крепко держала рот на замке относительно ваших манипуляций?

— Некоторое время так и было. В начале 1990-х деривативы были еще нераскрученными инструментами торговли, и сотрудникам, которые работали с ними в отделе продаж или в бэк-офисе, полагались солидные премии. Barings в Сингапуре как раз начал набор сотрудников в соответствующие отделы. Так вот, руководство рассудило, что не дело платить полную ставку тем, кто сидит в бэк-офисе, при том что экономия на человека составляла не более 400 фунтов в месяц. Поэтому в итоге в том отделе вообще был только один более-менее толковый человек, который хотя бы окончил Национальный университет Сингапура. Так что мне не пришлось брать кого-то в долю, делать соучастником — это были зеленые, неискушенные, очень наивные люди, манипулировать которыми не составляло труда. Если бы руководство не поскупилось, то со мной работали бы опытные люди, которые быстро бы поняли, что к чему.

— С внутренними службами проверки понятно, но почему независимые эксперты, например из Deloitte & Touche, не обнаружили следов махинации?

— В Сингапуре работали неопытные и некомпетентные люди.

— И все-таки как вы решились на подобную аферу в Сингапуре? Это же город штрафов, который так гордится своим финансовым могуществом…

— В то время SIMEX представляла собой крайне неразвитую площадку. Их руководство волновало только увеличение объема торгов в общем-то любыми способами (Barings даже получил премию от SIMEX за объем проводимых сделок. — РБК daily). SIMEX тогда была единственной организацией, которая понимала, что работающие с ней банки были поставлены в полную зависимость от японских рынков, и ничего не сделала, чтобы это как-то исправить.

— Почему Банк Англии не спас Barings и в итоге финансовый институт был куплен ING?

— Никто тогда не осмеливался подсчитать точную сумму убытков. Все были обеспокоены гарантиями по потерям, а также размером моей позиции. Кроме того, Банк Англии частично оказался замешан в махинации, так как неоднократно позволял превышать допустимый нормами лимит кредита, который предоставляет материнская компания своему подразделению.

— Кто выгадал от банкротства банка?

— Не знаю. У Goldman Sachs тогда были короткие позиции. Некоторые трейдеры в Сингапуре также закончили тот год с большой прибылью, но прямой связи между потерями Barings и доходами других здесь, кажется, нет.

— Ваша история имеет достаточное количество сиквелов, можно вспомнить мошенничества трейдеров в UBS, Societe Generale. Почему банки и регуляторы не могут наладить систему контроля за персоналом?

— Рынки постоянно совершенствуются, а вместе с ними умнеют и трейдеры. Осуществляющие за ними контроль сотрудники, чья квалификация зачастую оставляет желать лучшего, находятся в состоянии догоняющих.

— Кстати, Жером Кервьель из Societe Generale считает трейдеров уличными проститутками, которые вынуждены зарабатывать любыми средствами. Вы согласны с ним?

— Нет, Кервьель до сих пор не может правильно оценить свои действия. Всем непросто признать собственный провал. Но у него будет время на это — скоро начнется его тюремный срок (трейдер был приговорен к трем годам тюремного заключения плюс два года условно. — РБК daily).

— И все-таки почему банки не введут меры, которые окажутся достаточными для того, чтобы предотвратить ущерб от жуликоватых трейдеров? Или финансовые институты настолько сосредоточены на том, чтобы зарабатывать деньги?

— В определенной степени так и есть. Пока службы аудита просто не поспевают за рынком.

ТРЕЙДЕР НА ПЕНСИИ

— Чем сейчас зарабатываете?

— Мой основной источник дохода — выступления на конференциях, званых вечерах. Кроме того, я активно пишу для различных журналов.

— Сколько вы еще должны кредиторам Barings? Часть гонораров от книг и прочей деятельности идет им?

— Я не знаю точный размер задолженности на сегодня. Меня обязали выплатить 100 млн фунтов. Не могу сказать, что прикладываю максимум усилий, чтобы вернуть им деньги. Раньше действовало соглашение, что 50% моих заработков отходило им, но сейчас по большей части это правило уже не действует.

— А зачем вам понадобилось получать степень по психологии в Мидлсекском университете? Понять себя, людей вокруг?

— Все довольно просто. Когда я вернулся из Сингапура, то не знал, чем заняться и какую цель перед собой поставить. Учеба ради степени удовлетворила обе мои потребности. В то время я жил на севере Лондона, и факультет психологии был самым сильным в этой альма-матер, которая находилась ближе всего к дому.

— Как думаете, какой-нибудь банк когда-нибудь отважится взять вас на работу? Если не в трейдинг, то, может, в отдел аудита?

— Думаю, из меня вышел бы хороший аудитор. Другие трейдеры меня бы боялись. Так как я нарушил большинство правил, то знаю, как это сделать, а значит, понимаю, на что надо обращать внимание. Меня было бы сложно обвести вокруг пальца — ведь я довольно ловко водил за нос сотрудников Barings, внешних аудиторов, представителей SIMEX и других.

— Сейчас вы торгуете на Forex, но при этом оперируете малыми суммами. Не боитесь потерять над собой контроль?

— Нет, вы учитесь на собственных ошибках и делаете для себя выводы. У меня было много времени в сингапурской тюрьме, чтобы подумать над своим поведением и измениться.

— У вас есть фан-клуб? Молодые люди, которые восхищаются вами и хотят стать жуликоватыми трейдерами?

— Надеюсь, нет! Наоборот, я призываю их в случае необходимости спрашивать помощи или совета. В свое время я был окружен людьми, которые могли направить меня по верному пути, но тогда я рассматривал это как признак слабости.

— И тем не менее история жуликоватого трейдера повторится еще не раз...

— Точно. Риск всегда остается.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Спутник планеты Земля?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

Суд вынес приговор организаторам финансовой пирамиды "Спектр-Капитал"

Хотите узнать больше? Суд Центрального района Минска приговорил бывших сотрудников потребительского кооператива «Спектр-Капитал», который предлагал займы под 70%, но не 218

Рыженков назвал главную идею декрета о тунеядцах

Хотите узнать больше? Главная идея декрета №3 «О предупреждении социального иждивенчества» - стимулировать людей уплачивать налоги. фото: belta.by Об этом сегодня заявил 275

«Тест на гражданственность»: 99% белорусов думают, что они не могут повлиять на политику государства

Хотите узнать больше? Белорусы имеют высокий уровень базовых гражданских знаний, но при этом 99% из них считают, что никак не могут влиять на политику государства. фото 185

Reuters: Минск начал замещать российскую нефть поставками из Ирана

Хотите узнать больше? Как сообщает агентство, госкомпания «Белоруснефть» приобрела 80 тыс. тонн (порядка 600 тыс. барр.) нефти из Ирана (продавцом выступила Национальная 209

Таможня России будет контролировать белорусскую границу с помощью «мобильных групп»

Хотите узнать больше? В условиях введения пограничной зоны с Беларусью Федеральная таможенная служба России продолжит работу в режиме мобильных групп, которые будут 194

Литовский министр заявил, что Еврокомиссия потребует стресс-тесты со строящейся БелАЭС

Хотите узнать больше? Еврокомиссия (ЕК) потребует проведения стресс-тестов на строящейся в белорусском Островце Белорусской АЭС (БелАЭС) и намерена не делать никаких 271

Кобяков: Никакого печатания эмиссионных денег ни в коем случае быть не должно, это прошедший этап

Хотите узнать больше? Эмиссионное печатание денег — не более чем прошедший этап в истории экономического развития в Беларуси. Об этом по итогам совещания у главы 244

Российский рубль рванул вслед за нефтью

Хотите узнать больше? Курсы доллара и евро на Московской бирже обновили минимальные значения с лета 2015 года. Американская валюта по отношению к рублю упала на 40 копеек, 295