Закрыть

Выберите город

Закрыть

Генри Киссинджер: «США нужно переосмыслить свое отношение к мировому порядку»

Генри Киссинджер: «США нужно переосмыслить свое отношение к мировому порядку»
Фото: BLOOMBERG Фото: BLOOMBERG

Президентские выборы-2012 в США раскололи общество, считает бывший госсекретарь, лауреат Нобелевской премии мира ГЕНРИ КИССИНДЖЕР. В интервью Handelsblatt политик дает оценку противостоянию демократов и республиканцев, говорит о первостепенных задачах Вашингтона на международной арене и рассуждает о том, какую предельную нагрузку в ходе европейского долгового кризиса способна выдержать Германия.

Внешняя политика требует перемен

— Г-н Киссинджер, начинается второй срок президента Барака Обамы. Как вы оцениваете положение нации после такой долгой и агрессивной избирательной кампании?

— Полагаю, что «агрессивной» — это еще мягко сказано. Страна расколота. Не только в том, что касается результата выборов, но и в плане глубокого философского подхода к важным вопросам внутренней и внешней политики.

— Волнения на Ближнем Востоке, война в Афганистане, новое руководство в Китае: какой будет теперь внешняя политика США?

— Внешняя политика столкнулась с целым рядом вызовов. Как действовать дальше в отношении ядерных амбиций Ирана? Как быть с Сирией? Как развиваться долгосрочным отношениям с Россией? Не может быть безразличен нам и долговой кризис в Европе. Растет вес Китая. Это ставит новые вопросы по таким темам, как энергетика, экология и распространение ядерных технологий.

— А не должна ли Америка задуматься и о своей новой роли в мире?

— Что касается внешней политики, то тактически, если речь идет о делах текущих, мы до сих пор действовали вполне адекватно. Теперь же мы столкнулись с тем, что нам необходимо переосмыслить свое отношение к мировому порядку, который сформировался после окончания Второй мировой войны и которого больше не существует. Да и демографические процессы изменяют Америку.

— Концепция супердержавы США пришла к своему естественному завершению?

— После Второй мировой войны США значительно превосходили другие государства. Здесь производилось более 50% мирового ВВП. Геостратегической проблемой являлась Россия как угроза для Европы. После войны Европа была слабой и истощенной. Роль США как лидера была очевидной и для Запада необходимой. Эта роль заключалась в том, что Америка диктовала рамочные условия, а другие страны этим рамочным условиям следовали. Сейчас центр власти сдвигается от Атлантики в направлении других регионов. Возник новый мировой порядок, и, как бы вы его ни называли, от одной Америки он зависеть не может.

Вашингтон и Пекин

— Какова будет роль Китая в этом миропорядке?

— Всегда говорят о том, что Китай должен следовать международным правилам, но китайцы хотят их не просто соблюдать, они хотят участвовать в их создании.

— Готовы и способны ли китайцы со своим новым политическим руководством осуществить эти свои высокие притязания?

— Часто возникает вопрос, обладает ли новый генеральный секретарь Коммунистической партии Си Цзиньпин необходимыми для этого качествами. Но при этом не учитывается один момент: главный человек в китайской иерархии имеет меньше власти, чем президент США. Ему необходимо постоянно обеспечивать консенсус в ЦК компартии, хотя как генсек он, конечно, является его самым важным партийцем. Но он лишен возможности принятия единоличных решений, например, в вопросах о начале военных действий, по сравнению с американским президентом, который является главнокомандующим ВС США. Поэтому нельзя абстрактно ответить на вопрос, готовы ли китайцы принять существующие правила. Это зависит от того, как будет развиваться Китай. И это очень зависит от диалога, который будет вестись между Китаем и Западом, прежде всего между Китаем и Америкой.

— Сегодня ведущие политики в Китае производят вполне разумное впечатление. Вы согласны с этим?

— Действительно, сегодня мы с обеих сторон имеем дело с разумными государственными лидерами. Свои впечатления от китайского руководства я бы сформулировал следующим образом: оно знает, что необходимо решить серьезные внутриполитические проблемы, и оно знает, что сделать это путем военных авантюр невозможно.

— Вы неоднократно встречались с Си Цзиньпином. Считаете ли вы его опытным политиком-практиком?

— Если «культурную революцию» ты пережил в качестве сына одной из ее жертв и если твой родной отец, до того как попал в опалу, был соратником Мао, то о сложности человеческих отношений представление ты имеешь. И представление о том, как быстро могут рушиться политические карьеры, тоже. Есть ли у него опыт будничной внешнеполитической деятельности? Во всяком случае, я уверен, что вновь избранный президент США и новое руководство в Китае способны к конструктивному диалогу.

Республиканцы и демократы

— Что касается американской внутренней политики: следует ли республиканцам заключить мир с правительством Обамы?

— Свою политическую жизнь я начинал как «рокфеллеровский республиканец». Это было социально-прогрессивное крыло Республиканской партии, которого сейчас больше не существует. Однако есть люди типа сенатора Джона Маккейна, с которым я дружен много лет, которые поняли: партии нужен более широкий базис. Она не может ориентироваться почти исключительно на белое население. Она должна до определенной степени отражать и всю этническую структуру США.

— В ходе предвыборной кампании вы поддерживали Митта Ромни, хотя и не разделяете целый ряд его позиций.

— Действительно, я оказывал ему поддержку, несмотря на то что не согласен с его позицией в отношении Китая и России. Об этом я говорил вполне открыто. Но я знаю его уже много лет. Я думаю, что он в принципе является умеренным политиком, который — окажись он на посту президента — занял бы позицию, которая соответствовала бы моим убеждениям, пусть и не до мельчайших деталей.

— В ходе предвыборной кампании глава Goldman Sachs Ллойд Бланк­фейн тоже оказывал поддержку Ромни. Однако на минувшей неделе он выступил на стороне Обамы — за увеличение налога на богатых. Республиканцы же это предложение — несмотря на большой госдолг — категорически отвергают. Это ошибка?

— С одной стороны, это философская тема, а с другой — проявление эволюции Республиканской партии. Лично я готов платить более высокий налог. Я согласился бы на это, не встревая в политические дискуссии. В вопросах социальной политики республиканцы заняли позицию, затрудняющую поиски консенсуса.

— Что вы посоветовали бы своей партии: как надо относиться к поражению на выборах? Раздувать конфликт или стремиться к сотрудничеству?

— Многообещающие политики-республиканцы типа Джеба Буша, Марко Рубио и Пола Райана неизбежно должны вмешиваться, когда речь идет о крупных проблемах. Но ведь есть люди со стороны, которые пытаются наладить взаимодействие. Например, бывшие госсекретари США, которые находятся в тесном контакте друг с другом и мнения которых по важнейшим вопросам редко не совпадают. Что касается внешнеполитической проблематики, то мы способны оказывать смягчающее воздействие на обе партии.

— Как же происходит этот обмен мнениями между экс-госсекретарями США? Вы создали некий клуб умудренных опытом мыслителей?

— Приведу вам один пример: каждый раз, когда новый госсекретарь заступает на свой пост, его предшественник устраивает ужин, на который приглашаются все бывшие госсекретари — от обеих партий. Так было в ходе трех предыдущих смен, и я уверен, что так будет и на этот раз.

Долговой кризис и Европа

— Год назад вы выразили уверенность в том, что европейцы найдут выход из кризиса, хотя вы и не знаете, как они это сделают. Сохраняете ли вы свой оптимизм до сих пор?

— Вот что меня беспокоит: я не уверен, что понимаю, как за счет жесточайшей экономии можно добиться экономического роста. И даже пусть в теории все правильно, но я боюсь, что если требования новых урезаний расходов возобладают, то политическая система может рухнуть еще до того, как весь процесс завершится.

— Что вы могли бы порекомендовать?

— При идеальном раскладе Европа выйдет из кризиса еще более единой. Но при этом я сам себя спрашиваю: в какой момент следует подумать о создании небольшого однородного экономического объединения из европейских стран? Это экономически однородное образование должно быть частью крупного политического союза, в котором, однако, страны-члены больше не должны будут двигаться вперед с одинаковой скоростью.

— Так вы считаете, что немцы должны пересмотреть выбранный ими курс?

— Немцы находятся в очень трудной позиции. Германия уже сделала два больших взноса: это совместная аграрная политика Европейского союза и воссоединение Германии. Теперь немцев просят сделать еще один, ради европейского единства. В первых двух случаях налицо была поддержка населения ФРГ. На этот раз готовность немцев приносить жертвы не столь очевидна. Однако это такое решение, которое принимать должны сами немцы.

— Вы ведь сами однажды сказали: задача крупных государственных деятелей состоит в том, чтобы вести общество туда, где оно до этого еще никогда не было.

— Я выступаю за то, что приоритетом является большая, единая Европа. Но в какой-то момент нужно просто спросить себя: если единство не получается, быть может, получится как-то по-другому? В любом случае политическое единство Европы должно быть сохранено.

— В настоящий момент экс-канц­лер Гельмут Коль и бывший министр иностранных дел Германии Ханс-Дитрих Геншер рекомендуют сохранят единство не только Евросоюзу, но и еврозоне.

— В настоящий момент я бы посоветовал то же самое.

— Одновременно обсуждается и то, нужна ли Греции вторая реструктуризация госдолга, как предлагает МВФ, и следует ли Германии с этим согласиться.

— Это действительно такое решение, принять которое должно население ФРГ. Нам не следует настаивать на том, чтобы Германия приносила жертвы, если мы сами не готовы взять часть этих жертв на себя. В принципе, я согласен с Колем и Геншером. Но однажды все-таки придется спросить себя: неужели процесс этот бесконечный или он может привести-таки к конкретным результатам? Я ищу другие варианты, вместо того чтобы государства Европы снова вернулись в свои национальные квартиры.

— Таким образом, альтернативой нынешнему развитию является политический союз стран со своими валютами?

— Сейчас я бы рекомендовать этого не стал. Я не экономист, но я вполне могу представить себе, что некий креативно мыслящий государственный деятель придумает систему, при которой политическое единство в Европе сможет продолжать существовать, опираясь на две разные экономические концепции.

— Канцлер ФРГ Ангела Меркель про «Европу двух скоростей», как еще много лет назад выразился министр финансов Вольфганг Шойбле, и слышать ничего не хочет.

— Я большой почитатель Ангелы Меркель. Конечно, у нее другие тактические критерии, нежели чем, скажем, у меня. Ей приходится думать о будущих коалициях. Мне кажется, по своему опыту она уже знает, что большие, зримые шаги приносят ей проблемы, а двигаясь последовательно, то есть маленькими шажками, она может добиться успеха.

С 1973 по 1977 год Генри Киссинджер был госсекретарем США при президентах-республиканцах Ричарде Никсоне и Джеральде Форде. Однако даже спустя 35 лет американская политическая элита прислушивается к мнению 89-летнего лауреата Нобелевской премии мира. Республиканец Киссинджер оказывается полезным президенту-демократу Бараку Обаме в той же мере, что и ведущим политикам своей партии. Он выступает с докладами, участвует в дискуссиях, пишет книги, встречается с главами промышленных концернов и банков. Его последняя книга On China посвящена подъему Китая.

Генри Киссинджер: «США нужно переосмыслить свое отношение к мировому порядку»

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Сколько лет в веке? (ответ числом)

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

Уже третий за ноябрь: в Беларуси выполнили еще один смертный приговор

Хотите узнать больше? В Беларуси выполнили еще один смертный приговор — расстрелян Геннадий Яковицкий, неоднократно судимый, признанный виновным в убийстве своей 95

КГК обвинил Госкомимущество в невыполнении поручений президента

Хотите узнать больше? По данным Комитета государственного контроля, Госкомимущество ежегодно не выполняет поручения главы государства по вовлечению в оборот 65

Беларусь присоединилась к международной морской организации

Хотите узнать больше? Беларусь официально стала членом Международной морской организации ООН. Как сообщила пресс-служба Министерства транспорта и коммуникаций, по 56

Правительство компенсирует белорусским банкам потери по экспортным кредитам

Хотите узнать больше? Правительство компенсирует белорусским банкам в 2017-2018 годах потери от предоставления экспортных кредитов, сообщила пресс-служба Совмина. 54

Бывшая сотрудница минского банка сняла со счета вип-клиента крупную сумму

Хотите узнать больше? Прокуратура Заводского района Минска направила в районный суд материалы дела о мошенничестве в особо крупном размере по ч. 4 ст. 209 УК. фото: 223

Белорусы догоняют европейцев по безналичным покупкам

Хотите узнать больше? Переход на новые купюры и монеты привел в Беларуси к резкой популярности безналичных расчетов в рознице. Теперь каждую четвертую покупку в магазине 218

Плохие долги: 270 предприятий переданы в Агентство по управлению активами

Хотите узнать больше? Кредиторская задолженность в сумме 600 млн рублей передана в Агентство по управлению активами. Среди должников -- в основном сельскохозяйственные 195

Белорусским банкам некому выдавать кредиты

Хотите узнать больше? Кредитные портфели банков в 2016 году сократились, хотя денег в финансовых институтах хватает. Не хватает лишь качественных заемщиков. фото: 466