Закрыть

Выберите город

Закрыть

Артур Кей, Lombard Odier: Мы не будем создавать для клиентов какие-либо фиктивные фирмы-однодневки

Артур Кей, Lombard Odier: Мы не будем создавать для клиентов какие-либо фиктивные фирмы-однодневки

Банки, специализирующиеся на управлении деньгами состоятельных клиентов, в чем-то похожи на производителей роскоши. О том, как это сходство помогает бороться с кризисом, а также о преимуществах семейной модели бизнеса и перспективах дальнейшего укрепления швейцарского франка в интервью корреспонденту РБК daily АНДРЕЮ КОТОВУ рассказал управляющий партнер старейшего частного банка Женевы Lombard Odier АРТУР КЕЙ.

Отвечаем имуществом

— Сейчас все говорят о кризисе в зоне евро, и я не стану исключением. Отмечали ли вы рост числа звонков от клиентов, спрашивающих, что им делать?

— Мы всегда ведем диалог с клиентами, и, конечно, сейчас они звонят чаще, задают больше вопросов, потому что читают прессу. Но наши аналитики предсказывали подобное развитие событий еще в 2009 году, поэтому с тех пор мы крайне осторожны. Мы ждем, что Греция в какой-то момент покинет зону евро, хотя точные сроки предсказать трудно. Сейчас все внимание на прошедших там выборах, но выход страны из валютного союза все же произойдет. Мы советуем клиентам быть готовыми к такому сценарию, не держать греческих гособлигаций и быть в целом осторожными в отношении к евро. Например, швейцарским клиентам мы советуем «сидеть» главным образом во франках, а также в долларах. Клиентам из стран зоны евро мы рекомендуем хеджировать свои валютные риски через франк и доллары.

— Советуете ли вы своим клиентам какие-либо нетрадиционные стратегии?

— С точки зрения реальных активов в целом мы советуем держать до 10% капитала в золоте, хотя у кого-то из клиентов доля драгметалла гораздо выше. Это волатильный актив, но эту волатильность можно снизить с помощью опционов и даже заработать на этом. Многие клиенты так и поступают.

— Сейчас глобальные универсальные банки и ваши конкуренты из Credit Suisse и UBS сообщают об ухудшении своих финансовых показателей из-за кризиса. Вы с чем-то подобным столкнулись?

— Наш бизнес, конечно, очень зависим от рынков капитала. Когда они чувствуют себя хорошо, хорошо и нам — не только через рост стоимости активов, но и через транзакционную активность. Сейчас объем сделок снизился, что сказалось на нашем бизнесе. Однако его объем, если судить по активам под управлением, увеличился: в 2011 году мы испытали приток средств, и он продолжается в этом году. Мои партнеры, которые в этом бизнесе уже более десяти лет, говорят о том, что сейчас у нас лучшее начало года с точки зрения притока активов. На мой взгляд, это частично объясняется тем, что наш банк чувствует себя крайне хорошо в текущих условиях.

Мы не раскрываем точных показателей, но наша достаточность капитала больше 20% и более чем вдвое превышает минимально допустимый уровень. Рейтинг Fitch – AA-, максимальный из тех, что может получить банк нашего размера. Это выше, чем, скажем, у Credit Suisse. Мы сфокусированы на одном направлении бизнеса, следовательно, мы гораздо менее чувствительны к проблемам на рынках капитала. Конечно, и мы уязвимы, но крупные универсальные банки UBS и Credit Suisse с крупными инвестподразделениями гораздо больше страдают от кризиса. У нас нет коммерческих банковских операций, и мы не можем пострадать от плохого качества кредитных портфелей. Кроме того, регуляторная среда благоприятствует банкам нашего типа.

— Почему? Вроде бы швейцарский финансовый регулятор FINMA уделяет повышенное внимание всем банкам в равной степени.

— Главное, что стараются сделать швейцарские регуляторы, — исключить повторение событий 2008—2009 годов, когда им пришлось спасать UBS. Поэтому основная их забота — банки, слишком крупные для того, чтобы можно было допустить их банкротство. Перед нами такой вопрос не стоит. Мы занимаемся одним конкретным бизнесом, не спекулируем с участием собственного капитала, как делают некоторые банки. Не только UBS, потерявший несколько миллиардов долларов прошлым летом, но и JP Morgan, который сделал то же самое совсем недавно. С точки зрения правовой организации бизнеса мы, партнеры, отвечаем за операции банка не только своим капиталом, но и всей собственностью. То есть нам приходится быть намного более внимательными и осторожными, чем банкам с ограниченной ответственностью.

40 кризисов и франк

— Такая структура добавляет адреналина в повседневной работе? Сильно ваша нынешняя работа отличается от предыдущей деятельности в крупных публичных компаниях?

— Преимущество частной компании — не надо до умопомрачения думать об очередных квартальных результатах. Акции нашего конкурента Julius Baer торгуются на бирже, и он вынужден постоянно отчитываться перед акционерами, что делает его чрезмерно сфокусированным на краткосрочных перспективах. Это прекрасный банк с замечательным бизнесом, но давление акционеров не дает ему полностью реализовать себя. У многих публичных банков, специализирующихся на управлении благосостоянием, есть то же ограничение. Номер один для нас — долгосрочные перспективы. Партнерство предлагает естественный стимул к тому, чтобы делать то, чего хочет клиент, не идя при этом на ненужный риск. Мы должны ограничивать риски и для нашего бизнеса, и для наших клиентов — интересы в этом случае на редкость совпадают, что нечасто бывает в публичных компаниях. Для примера, там топ-менеджеры, совершившие катастрофическую ошибку, рискуют максимум своей должностью и просто идут искать другую работу. Для нас это невозможно. Мы теряем все. И это сильно отличает нас от других типов компаний.

— Однако сейчас, когда на рынке доминируют крупные публичные компании с операциями по всему миру, семейная модель бизнеса может показаться старомодной или даже устаревшей. Вам так не кажется?

— То, что она старомодна, еще не значит, что она не работает. Мы в бизнесе уже 200 лет, за это время сменилось семь поколений партнеров, мы пережили более 40 кризисов. По всему миру у нас работает 2 тыс. человек, а не десятки тысяч, как в крупнейших компаниях, где никто не знает, кто и за что отвечает. Когда я пришел в банк, я смог за три месяца познакомиться с 10% наших сотрудников, с ключевыми людьми, а это 200 человек. Не уверен, что многие топ-менеджеры из крупных корпораций могут похвастать тем же. Плюс мы чувствуем в себе предпринимательский дух: мы владеем бизнесом, мы стараемся увеличить его и сделать это так, чтобы этот рост был устойчивым. Мы не пытаемся быть всем и для всех.

— Давайте вернемся к долговому кризису. На протяжении последних лет франк выступает в роли тихой гавани и укрепляется, что несет проблемы экономике Швейцарии, например, сфере туризма и экспорта. Как это влияет на банковский сектор в целом и на частные банки в частности?

— Да, франк серьезно укрепился к евро — с относительно стабильного курса в 1,5 франка до паритета прошлым летом. Сейчас за евро дают 1,2 франка благодаря привязке к европейской валюте, которую сделал наш центробанк. Решать проблему сильной валюты сложно, но возможно. Это можно видеть на примере люксовых компаний, например Richemont. Они смогли пережить это. Даже Nestle, которая продает продукты по всему миру, уже много лет успешно ведет бизнес, несмотря на укрепление франка. В 70-е годы на 1 долл. можно было купить 4 франка, сейчас доллар дешевле франка, то есть это на самом деле долгосрочная структурная проблема. Что касается банков, то частные банки — это люксовый сегмент банковского сектора, поэтому франк не представляет такой большой проблемы. У нас бизнес, значительная часть выручки которого поступает из-за пределов Швейцарии, хотя большая часть издержек у нас в франках. Так что некоторые несовпадения имеют место. Мы решаем эту проблему с помощью хеджирования. Мы делали так в прошлом и продолжаем в этом году. Конечно, для нас было бы лучше, если бы курс франка был не таким высоким.

— Недавно председатель Национального банка Швейцарии Томас Йордан заявил, что центробанк может ввести меры по контролю капитала, если Греция покинет зону евро. Думаете ли вы, что это принесет эффект? Ведь в 70-е годы подобные меры не сработали, а с тех пор экономическая и финансовая системы стали гораздо более сложными.

— Сейчас центробанкам в принципе сложно контролировать свои валюты. Они могут сгладить волатильность и направлять тренд, но они не могут идти против тренда. Сейчас много инструментов, например деривативы, с помощью которых торговлю франками можно вести и за пределами Швейцарии. Поэтому я не верю, что контроль за капиталом может быть эффективной мерой. И в 70-е годы контроль за притоком капитала не спас франк от дальнейшего укрепления. Невозможно идти против фундаментального тренда.

— Если центробанк все же начнет контролировать потоки капитала и, например, отменит процентные ставки по депозитам иностранных граждан в швейцарских банках, то последствия для частных банков будут, вероятно, крайне печальными?

— В первую очередь центробанк должен быть в состоянии эти меры реализовать. Наши операционные системы, IT-системы могут справиться и с негативными процентными ставками. Придется адаптироваться, и мы будем в состоянии сделать это. Конечно, для банков это будет весьма негативно, и я надеюсь, что этого не произойдет.

— Но как избежать технически отсутствие процентных ставок? Вы переведете депозиты иностранцев в другие страны?

— Думаю, что решение этой проблемы просто необходимо будет передать на усмотрение самих клиентов. Думаю, что так мы и поступим. Возьмите, например, Германию, где недавно ставки по двухлетним облигациям какое-то время были отрицательными. Инвесторы были настолько обеспокоены происходящим вокруг, что готовы были мириться даже с такими процентными ставками. Думаю, что в какой-то момент клиенты пойдут и на отрицательные ставки, если они будут так сильно напуганы тем, что будет с мировой экономикой. То есть если люди будут бояться потерять 10—20% своего состояния, то небольшая отрицательная ставка станет для них предпочтительным решением.

Стоит заметить, что общий фон в СМИ относительно кризиса в целом негативный. Однако он создает инвесторам и прекрасные возможности. Вспомните, что все писали после банкротства Lehman Brothers в сентябре 2008. Однако уже в марте 2009 года американский индекс S&P 500 достиг дна на уровне около 670 пунктов. И посмотрите, где он торгуется сейчас: он вырос вдвое. Необходимо угадать момент, когда самое плохое уже позади, и сменить стратегию размещения активов и аккумулировать позиции там, где риски сулят наибольшую доходность.

Россия — характерный пример этого. Если посмотреть, где рынок сейчас, то все выглядит довольно мрачно. Но если посмотреть на ситуацию с точки зрения начала 2001 года, то вы по-прежнему в значительном плюсе. Это то, что нужно учитывать. Наш банк существует давно, мы точно знаем, что завтра обязательно наступит и принесет новые возможности.

— Вы верите в перспективы российских рынков. Есть ли у вас инвестиции или какие-то ожидания относительно России?

— У нас есть русские клиенты, и Россия — важный для нас рынок, который быстро растет. Одновременно некоторые наши клиенты желают инвестировать в Россию, и мы даем им такую возможность — через облигации, акции и структурированные продукты. Мы определенно верим в то, что в России есть возможности. У нас есть инвестиционные специалисты по России и фонды, инвестирующие в развивающиеся рынки, которые направляют существенную часть своих средств в вашу страну.

— Выходит, вы верите в светлое будущее в России?

— Да, но с учетом волатильности. Развивающиеся рынки сейчас находятся на повышательном тренде, но волатильность также высока. То есть в краткосрочной перспективе можно не угадать с моментом выхода на рынок и понести потери, но долгосрочный тренд — растущий.

Тайна и налоги

— Многие говорят, что банковская тайна в Швейцарии уже не та, что прежде, после всех этих налоговых скандалов и расследований со стороны США, Германии и других стран. Как вы думаете, почему власти развитых стран решили активизировать борьбу с налоговыми уклонистами именно сейчас?

— Здесь все просто: когда власти переживают кризис (а именно это мы сейчас наблюдаем в виде бюджетных дефицитов по всему миру), они ищут любую возможность увеличить денежные поступления. Они стараются изыскать способы положить конец уходу от налогов, налоговой оптимизации и так далее. Это все ожидаемо. Но в то же время необходимо понимать, что если переборщить с налогами, то граждане будут стремиться найти способы минимизировать налоговое бремя — или покидая страну, или вывозя из нее капитал. Также они могут оптимизировать налоги, используя абсолютно законные возможности. Чего не стоит делать — смешивать налоговое планирование и налоговое уклонение. Часто есть вполне законные меры оптимизировать свою фискальную ситуацию. Как банк мы располагаем большим числом специалистов, которые помогают клиентам оптимизировать налоговую базу абсолютно законными средствами.

— Возможно, я упрощаю, но если клиент приходит к вам с просьбой о размещении средств и вы видите, что структура его налогов не вполне юридически чиста, то ваши сотрудники дают ему рекомендации, как минимизировать налоги в рамках закона?

— Еще раз отмечу: это обязанность самих клиентов — поступать корректно с налоговой точки зрения. Если мы можем помочь им структурировать их состояние и его передачу потомкам, мы сделаем это. Но мы не будем создавать для клиентов какие-либо фиктивные фирмы-однодневки, не будем участвовать каким-либо образом в их попытках скрыть средства от налоговых органов. Мы будем делать только то, что не идет вразрез с законом.

— Что вы думаете о таком прогнозе Boston Consulting Group: около 14% всех активов, размещенных сейчас в Швейцарии, будут выведены из страны из-за вступления в силу налоговых соглашений между вашей страной и США, Германией, Великобританией и Австрией? Они также ждут сокращения выручки частных банков наполовину.

— Некоторым из банков это действительно угрожает. Как правило, это маленькие банки. Мы же готовились к ужесточению законодательства не один год, поэтому у нас офисы в Париже, Лондоне, Мадриде и других странах. Так что мы рассчитываем, что негативный эффект на финансовую систему Швейцарии от подобных соглашений ударит преимущественно по небольшим игрокам.

— Ожидаете ли вы сокращения сотрудников в швейцарском банковском секторе? Та же BCG ждет, что своих рабочих мест могут лишиться 15% сотрудников сектора в стране все из-за тех же налоговых претензий.

— Говоря о сокращениях рабочих мест, нужно помнить, что финансовый сектор цикличен и сейчас он сталкивается с огромным давлением из-за состояния мировой экономики. Хотя частично сокращения могут быть вызваны и тем, что вы упомянули. Тем не менее условия для финансового сектора сейчас очень сложные, и мы видели, как они затрагивают банки в США и Евросоюзе. А так как финансовая система глобализированна, она затрагивает также и швейцарские банки. Поэтому одна часть сокращений связана с экономическим циклом, другая — со специфическими проблемами швейцарских банков. Но опять больше всего, на мой взгляд, пострадают небольшие игроки. Просто чтобы вы понимали: в нашем банке работает около 2 тыс. сотрудников, у нас не было каких-то значительных сокращений, которые попадали бы на страницы прессы. Однако мы постоянно стараемся улучшить свой кадровый состав. То есть время от времени кто-то уходит, чтобы дать дорогу более талантливым банкирам, которых мы находим. Это как содержать свой дом в порядке.

Lombard Odier — старейший частный банк Женевы (основан в 1796 году) и один из ведущих игроков на рынке по работе с состоятельными клиентами в Швейцарии, объем активов под управлением — 150 млрд франков (157 млрд долл.). В 24 офисах банка (включая московский), расположенных в 17 странах, работают около 2 тыс. сотрудников. Lombard Odier — семейный бизнес, контролируемый восемью управляющими партнерами. Артур Кей был назначен управляющим партнером 1 января 2012 года, поработав до этого в Banque Nationale de Paris, Cazenove & Co и Capital Group. Он отвечает за работу на Ближнем Востоке и в Восточной Европе, а также курирует подразделения по управлению активами и расширению инвестиционных предложений для частных клиентов.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: 24 часа это - ?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Хотите сэкономить 30% на изготовлении кухни или шкафа-купе?

Новости Беларуси

Пять тысяч долларов обнаружено в письме белорусу из США

Хотите узнать больше? Вся сумма изъята таможенниками, так как согласно белорусскому законодательству валюта пересылаться только в письмах с объявленной ценностью. фото: 57

Несолидно. Латушко посетовал на незнание иностранных языков белорусскими чиновниками

Хотите узнать больше? Посол Беларуси во Франции Павел Латушко считает, что чиновники должны владеть иностранными языками. фото: belta.by Об этом он заявил в программе 42

С 11 декабря на БЖД вводится новый график движения поездов на 2016/2017 годы

Хотите узнать больше? С 00.00 часов 11 декабря 2016 года на дорогах стран Содружества вводится график движения поездов на 2016/2017 годы. фото: belprauda.org В графике на 57

Лукашенко выступил с резкой критикой главы Россельхознадзора

Хотите узнать больше? Президент жестко раскритиковал претензии Данкверта к белорусскому продовольствию. фото: rtvi.com Болезненную тему Александр Лукашенко поднял на 46

В Беларуси ожидается до минус 17 градусов

Хотите узнать больше? В ночь на среду, 7 декабря, в отдельных районах Беларуси температура опустится до 17 градусов ниже нуля. фото: bnews.kz 7 декабря Беларусь будет 164

Лукашенко поручил исправить недостатки «декрета о тунеядстве»

Хотите узнать больше? Налогу на тунеядство быть, несмотря на острую критику со стороны экспертов и общественности. Президент лишь согласился, что пришла пора исправлять 270

Что изменится в декрете о тунеядстве

Хотите узнать больше? Власти учтут «сложные жизненные ситуации» и расширят список освобожденных от уплаты сбора, рассказала вице-премьер Наталья Кочанова. фото: 305

Стоимость нефти Brent впервые с лета 2015 года превысила 55 долларов

Хотите узнать больше? Стоимость барреля Brent на бирже ICE в понедельник выросла более чем на 1%, впервые почти за полтора года превысив отметку 55 долларов. Рост нефтяных 112