Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

Белорусский язык: Возрождение-2

Белорусский язык: Возрождение-2

Что реально мешает белорусскому языку на Гомельщине?


Юрий Глушаков, "Стратегическая мысль"

Казалось бы, про возрождение белорусского языка и культуры сегодня не говорил и не писал только ленивый. Даже со стороны официоза периодически звучат призы к «поддержке» нашего языка и независимости.

В оппозиционной же среде абсолютно трафаретными стали утверждения, что единственная реальная преграда на пути мощной волны белорусского Возрождения являются запреты и гонения этих самых властей…

«За гарбату ведаешь?»

Факт последних отрицать не приходится, но давайте попытаемся посмотреть на проблему непредвзято – а являются ли они единственным и главным фактором, препятствующим развитию белорускости? И в свою очередь, что стало причиной недоброжелательности власть имущих в этом вопросе?

Недавно одна из гомельских общественных организаций провела открытую встречу с гомельской общественностью, посвященную проблематике развития культуры в нашем городе.

Один известный рок-музыкант, отличающийся острым, как нож, языком, буквально засыпал собравшихся соответствующими высказываниями. Одно из них звучало примерно так: «Як бы яны нас ня цicнулi, но за гэтыя двадцать год мы зрабiлi шмат – напрыклад, нашая беларуская мова зрабiлась сапрауднай мовай элiты». С этим трудно не согласиться… Ведь если раньше «проблемой» белорусского языка считалось то, что на нем говорят крестьяне и рабочие, то теперь им действительно чаще щеголяют представители творческой богемы.

Говорить по-белорусски в представлении многих сегодня значит действительно принадлежать к особому сообществу, обладающему всеми признаками «продвинутости» и этой самой элитарности. Но вот только способствует ли данное обстоятельство развитию белорусского языка как инструмента становления белорусской нации?

Как-то во время встречи в гомельском кафе «Колесо», в которой участвовали национально ориентированная молодежь, я  наблюдал такой эпизод. Один  молодой человек с длинными волосами до плеч обратился к подошедшей официантке:

- Гарбаты, калi ласка.

Молодая девушка наверняка изучала в школе «белмову», но этот уровень явно не позволял ей понять ни слова из того, что говорил ей экстравагантный юноша.

-Что-что? – переспросила официантка. Ее стройная фигура не носила ни малейших следов искривления позвоночника, и она, видимо, никак не могла взять в толк - а кто тут «горбатый» и какая ему нужна «ласка»?

- Гарбаты, - уже с нескрываемым раздражением протянул молодой человек. Дивчина продолжала вопросительно хлопать глазами.

- Вы ня ведаеце роднай мовы? Сорамна! – презрительно стал выговаривать наш новоявленный «апостол» белорусской культуры.

Я не выдержал и прервал это лингвистическое истязание  наемной работницы переводом на привычный ей язык:

- Принесите, пожалуйста, чаю.

Что говорить, существует и такой подход к популяризации родного языка – его навязывание непросвещенному большинству всеми возможными способами…

Силовая белорусизация?

Что бы оценить все достоинства и недостатки этого метода, необходимо совершить небольшой экскурс в историю. В Российской империи белорусы рассматривались как субэтническая группа русского народа, а их язык – как западнорусский диалект.

В XIX веке, в эпоху европейской «весны народов» и буржуазно-демократических революций, началось и белорусское пробуждение. Только ввиду того, что буржуазия в Беларуси была какая угодно – еврейская, польская, русская, но только не белорусская, миссия белорусского дела легла на плечи безземельной шляхты, разночинной интеллигенции и крестьянства.

Этим объясняется и то обстоятельство, что белорусское национальное движение зародилось во времена «Народной Воли» и «Гомана» исключительно как движение социалистическое.

Читателями «Нашей доли» и «Нашей нивы» в начале прошлого столетия был преимущественно простой народ. Белоруссизация 1920-х годов в советской Беларуси проводилась, между прочим, тоже большевистскими (в данном случае – «национал-большевистскими») методами, то есть не совсем добровольно.

Одновременно с ней проводилась и «коренизация» кадров, то есть на руководящие посты в БССР стремились назначать коренных уроженцев Беларуси. Несмотря на принудительный характер этой политики, белорусизация пользовалась искренней поддержкой широких масс местного крестьянства, составлявшего тогда основную часть населения республики. Ведь переход в сфере обучения и делопроизводства на родной язык открывал для молодых парней с весок широкие горизонты, ранее наглухо заблокированные царскими чиновниками в давно русифицированном городе, презрительно третировавшим «мужицкую речь».

Правда, уже в 1920-е году Гомельщина имела  свою специфику и в этом вопросе. Во-первых, до 1926 года Гомельская губерния входила в состав РСФСР. Во-вторых, как свидетельствуют архивные документы, во время опросов населения в гомельских уездах очень многие высказывались за присоединение… к Украине. И не потому, что певучая украинская мова казалась краше. Нет, как всегда, доминировало материальное – практичный крестьянский ум видел больше выгод в объединении с соседней хлебородной Украиной, чем с малоурожайной Минщиной.

Гастарбайтер – слово московске

К 70-80 годам, в эпоху расцвета социалистической индустрии и брежневского «застоя», ситуация сильно поменялась. Большая часть  сельского населения в нашем регионе к этому времени оказалась уже в городах, работая  на «Гомсельмаше» или ЗЛиНе.

При этом вчерашним выходцам из деревни пришлось столкнуться с изрядной  ксенофобией городских, именовавших всех с твердым выговором «ч» «плугами», «крестами» и «лохами». Поэтому вчерашние селяне стремились избавляться от всех остатков своего беларусского прононса как от чумы. И ни о каких белшколах или книжках тут речь уже вообще не шла…

Национальные романтики в свое время создавали по этому поводу свои более чем оригинальные версии. В начале 90-х в Гомеле встречались  такие последователи белорусского Зенона, которые утверждали, что индустриализация в БССР и была задумана для того, чтобы якобы извести нашего крестьянина, носителя традиционного культурного кода. Дальнейшим выводом этих реакционных романтиков (а как еще скажешь?) было признание необходимости деиндустриализации во имя «возвращения к истокам». Так недалеко и до практики Пол Пота дойти можно было, только с обратным знаком…

Тем не менее, в 70-80-е гомельские книжные магазины были переполнены литературой на белорусском языке. Конечно, произведения Короткевича на книжной полке были не частым гостем. Все больше там были представлены решения очередных съездов КПСС, изданных на национальном языке республики. Можно сказать даже больше – среди немногих моментов, действительно вызывавших во времена застоя раздражение гомельских обывателей, наряду с дефицитом товаров, одну из первых позиций занимало как раз массовое книгоиздательство на «белмове».

В чем причина этого явления? Проводилась ли местными партийными и советскими органами некая  работа в этом «антибелорусском» направлении? Очень сомневаюсь… Для них, конечно, белорусский язык был больше ритуальным явлением, но и от целенаправленного насаждения великорусского шовинизма коммунисты БССР в то время были далеки. Другое дело, что многие чиновники на местах и тогда, и, тем более, сейчас, являются стихийными носителями таких настроений. Но это, скорее, результат воспитания в традициях русифицированного мещанства, глубоко укоренившегося в нашей городской среде еще с дореволюционных времен.

Конечно, свой вклад в определенный отход молодежи от белорущины во времена СССР внес и сформировавшийся тогда общесоюзный хозяйственный комплекс – для того, чтобы работать на Братской ГЭС, больше нужны были инженерные знания, а не лингвистические. Впрочем, сегодня выход десятков, если не сотен тысяч гомельских гастарбайтеров на российский рынок несет куда большую угрозу утраты национальной идентичности. Вместе с социальной защищенностью…

Родной язык на весах рынка

Но вернемся в день сегодняшний. Кто мешает белорусизации сегодня? Безусловно, во всех перипетиях вокруг языковых проблем присутствует прежде всего элемент геополитический. Интересам сегодняшней Европы полностью отвечает «белорусизированная Беларусь». В силу этих обстоятельств белорусский язык стал знаменем самой «непримиримой» оппозиции и соответственно - заложником политической борьбы. При этом характерно, что такая «радикально-белорусская» оппозиция является наиболее изолированной от населения и в силу этого становится вполне безобидной и даже выгодной для кого-то…

Впрочем, не меньшее, если не большее значение в нашей «белорусиаде» имеет, как и прежде, вопрос экономический. Фактически за сдержанность в белорусском вопросе «Газпром» готов платить огромные деньги, чем наше государство с успехом и пользовалось в течение весьма значительного времени. Еще один момент – в наше сугубо рыночное время может ли белорусский язык и культура быть хорошо покупаемым товаром? Если конъюктура рынка сложится для него благоприятно, то тогда он просто станет востребованным продуктом.

Правда, сколько при этом он сохранит как культурная ценность и духовное сокровище, останется  вопросом скорее риторическим… Между тем, эксперименты в этом направлении уже ведутся. И не только рекламными кампаниями и пиарагентствами, кстати, не без определенного успеха использовавшими для раскрутки некоторых брэндов белорусскую мову.

Экзотично, непривычно, а значит – будет запоминаться… В этом направлении сегодня начинают работать и государственные структуры – с недавних пор на центральных улицах нашего города появились биг-борды с социальной рекламой на белорусском языке.

На одном из них, например, дышащий успехом коммерсант с голливудской улыбкой нам сообщает: «Мае першае слова «Поспех». Что это значит? Что вместо обреченного старого электората из бедных и пенсионеров сегодня ставка делается уже на «средний класс»? С его более разнообразными ценностями и прибамбасами?

Элита и народ

Но вернемся к тому, с чего мы начинали – к вечной теме «избранных» и народа. Представители первой категории всегда шарахались между двумя крайностями – от поклонения второму до крайнего пренебрежения им, низведенным до статуса «быдла», «темного, дурного народа» и прочего.

Отгадайте с трех раз, какой полюс сегодня доминирует в сознании тех, кто ощущает на себе отблеск социальной «благодати»? Все правильно, вы не ошиблись – люмпены, лузеры, «совки», такими эпитетами сегодня любят награждать своих сограждан «продвинутые».

Скажем так – во всепоглощающей любви к пиву или эмтивишной попсе замечены многие наши сограждане. Только кто в этом виноват? Если искать корни проблем в безвозвратно ушедшем прошлом, то до истины не докопаешься никогда. 

То, что томику Купалы или «Нашей Ниве» сегодня предпочитают пивасик от «Балтики», никакой «совок» не виноват. Скорее наоборот, и повинно во всеобщей деградации нашего времени то самое потребительское общество, прихода которого так искренне желали многие сторонники национально-демократических ценностей. Путая его зачастую почему-то с белорусским Возрождением. Оно, это царство всеобщего потреблям-с (неотделимого, между прочим, от одобрям-с), уже пришло. Правда, через другие ворота, а они-то его и не заметили…

Поэтому, если активисты нашего гражданского общества действительно хотят, что бы белорусский язык сегодня стал языком всего нашего народа, превратился в мощный культурный и социальный фактор, способный через развитие национальной идентичности вывести нас на столбовую дорогу мирового прогресса, надо отказаться от попыток играть роль маргинальной квазиэлиты. Необходимо стать близким и нужным обычным людям с их бесконечными социальными проблемами и бедствиями, и только в этом случае подлинной белорусской культуре и всем нам может быть гарантированы развитие и настоящий  успех.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Первый месяц лета?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Нужна ли Гомелю велосипедная инфраструктура, как в европейских городах?

Новости Гомеля

Гомель представил событийный календарь для туристов

Хотите узнать больше? Гомельчане первыми в стране создали вир­туальный путеводитель по значимым меро­приятиям. Разработчиком интерактивного календаря выступил Гомельский 27

В Гомеле подведены итоги акции «Маёй краіне»

Хотите узнать больше?   По материалам http://newsgomel.by/news/v-gomele-podvedeny-itogi-akcii-mayoy-kraine09-12-2016... 25

Приходите получить ответы

Хотите узнать больше? Федерация профсоюзов Беларуси утвердила план-график приема граждан правовыми инспекторами труда в районных, городских объединениях профсоюзов. Как 73

Жизнь после ДТП. На примере гомельской школьницы Насти Юрченко узнали, почему белорусские дети вынуждены проходить реабилитацию за границей

Хотите узнать больше?   Два года минуло с трагическо­го дня, когда на улице Быховской в районе 40-й школы под колёса авто­мобиля попала школьница Настя Юр­ченко. 66

Неподсудна, или Водитель без головы

Хотите узнать больше? В российском Ханты-Мансийском автоном­ном округе траур: в ДТП на трассе Ханты- Мансийск — Тюмень погибли десять детей. За жизнь ещё двенадцати до сих 94