Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

«Долой буржуазный стыд»: сексуальная революция на гомельских пляжах

«Долой буржуазный стыд»: сексуальная революция на гомельских пляжах

Начался пляжный сезон, и многие гомельчане привычной дорогой, по пешеходному мосту, отправились на центральный городской пляж. TUT. BY предлагает перенестись в прошлое, чтобы узнать, как и где горожане купались раньше.

Кавказская купальня в Гомеле

О том, где плескались древние гомияне, летописи умалчивают. Из «Повести временных лет...» известно только, что наши предки, славяне-радимичи, любили «умыкать» себе невест во время игрищ у реки. За что киевский монах Нестор-летописец их сильно порицает. В любом случае, тогдашние купания проходили раздельно по половому признаку и совершенно не публично. Жесткая религиозная и традиционная мораль на протяжении многих веков ограничивала демонстрацию обнаженного тела. Но река Сож всегда была для гомельчан излюбленным местом отдыха. Правда, первоначально ее живописные берега чаще использовали для пеших прогулок и пикников.

Уже с начала XIX века пешеходный прогулочный маршрут проходил вдоль Сожа — от современной парковой зоны до деревни Старая Волотова. Не раз ходил по этим местам и граф Николай Румянцев. Видимо, под влиянием красот здешней природы просвещенный граф и предложил архитектору Джону Кларку построить Николаевскую церковь в Старой Волотове, на живописной круче над старым руслом Сожа. Во второй половине XIX века популярными становятся прогулки на лодках и пикники на Мельниковом лугу. Под видом таких лодочных вечеринок свои собрания проводят и гомельские революционеры во главе с Петром Карповичем.

По мере гражданской эмансипации общественные купальни входят и в быт. Излюбленным местом купания гомельчан в начале ХХ столетия был затон в районе «Кавказа» — дикого и живописного места на правобережье Сожа, примерно в районе современного порта. «Сейчас же за "Кавказом" на берегу большего затона лучшее место для купания. Но "Кавказ" по-прежнему не распланирован, улицы даже без тротуаров и грязны. К реке не только нет спусков, но даже простых лесенок» — пишут Ф. Жудро, Н. Сербов и Д. Довгяло в 1911 году в географическо-статистическом очерке «Город Гомель». К слову, по сути 2-й городской пляж находится примерно в этом районе и сейчас. У местных он называется «стрелка». А вот купальные костюмы того времени «до колен», как женские, так и мужские, были бы сегодня признаны пуританскими.

Революционное отношение к загару

После Октябрьской революции 1917 года в общественной жизни и сознании происходит радикальный переворот. Перемены коснулись и отношения к человеческому телу, к спорту, гигиене. В 20-30-е годы в СССР формируется настоящий культ телесной красоты и здоровья.

Раньше тело и любая «обнаженка» были символом греха и жестко табуировались. После революции мускулистые торсы работников и защитников, ладные фигуры будущих матерей, в духе своеобразной социалистической «Спарты», выставляются напоказ на многочисленных парадах, маршах физкультурников, на спортивных праздниках и соревнованиях. Тем более что теперь спорт становится бесплатным и общедоступным. Развиваются и его водные виды, в 1927 году в Гомеле открывается летний бассейн.

Обязательным для детей становятся водные процедуры и купание в пионерских лагерях и домах отдыха. Их во множестве начинают открывать в приречной зоне Гомеля, в Кленках и Ченках.

Меняется и отношение к загару — если ранее представители немногочисленной аристократии полагали загорелую кожу уделом «низших» сословий, отчего и укрывали свои лица под шляпками и вуалями, то советские врачи настоятельно рекомендуют принимать солнечные ванны.

Обнаружить воспоминания гомельских «пляжников» 1920-х годов нам пока не удалось. А вот мемуары гомельчан, посещавших в то время пляжи соседних регионов, нашлись. В частности, сотрудник ЧК Днепровского водного бассейна Петр Шатилов, уроженец Рудни-Песочной, в 1921 году любил ходить на пляжи революционного Киева. Как-то раз он с товарищами затеял французскую борьбу прямо на прибрежном песочке. «Это привлекло внимание молодых женщин из буржуазии, — пишет в своих рукописных воспоминаниях Шатилов. — Но я не поддался. Я был смел, они меня не смущали и не возбуждали той тревоги, которую я ощущал при встрече с человеком другого класса. Тревоги и угрызения совести за измену своему классу даже в любви половой». Если пользоваться языком того времени, в этом случае все же явно имели место «классовые перегибы на отдельно взятых пляжах...»

В 1923 году в Гомеле орудовала уголовная банда «Черная кошка», дерзкая до крайности. Но когда на хвост «Черной кошке» уже крепко сел местный губрозыск, налетчики удрали в Киев. Здесь бандиты продолжали по ночам грабить нэпманов, банки и поезда. А днем, как свидетельствуют отчеты агентов наружного наблюдения, гомельские бандиты предпочитали проводить время на тех же киевских пляжах... Кстати говоря, пляжи в Киеве, на Днепре, весьма напоминают гомельские.

В 1930-е годы был построен Гомельский судоремонтный завод и Гомельский порт. Город на Соже становится крупнейшей базой речного флота в Беларуси. Но вот любителям купания, видимо, приходится несколько переместиться с затона на «Кавказе» на уже упомянутую «стрелку» и на Мельников (Пролетарский) луг. По воспоминаниям старожила Владимира Михайлова, именно на Пролетарском лугу чаще всего перед войной предпочитали плавать и загорать гомельчане. Тогда же любители отдыха у воды начали переправляться и на противоположный берег Сожа, осваивать место нынешнего центрального пляжа. Жители Залинейного района ходят купаться на Любенское озеро и ближний к ним берег Сожа.

Война нарушила все — и труд, и летний отдых. Поздним вечером 19 августа 1941 года последние защитники Гомеля при свете пожара во дворце и под ураганным огнем немцев вплавь пересекли Сож — как раз напротив нынешнего городского пляжа...

На пляже стало лучше, стало — веселей

В ноябре 1943-го, после освобождения Гомеля от нацистов, одной из первейших задач стало разминирование сожских берегов, где немцы установили наибольшее количество «сюрпризов». Сцены обезвреживания мин на берегах Сожа запечатлел оператор фронтовой кинохроники.

Первоочередное внимание в городе было уделено восстановлению работавшей для нужд фронта промышленности. Но уже в первые послевоенные годы в Гомеле стали заниматься и вопросами досуга горожан. В 1946 году из Гомеля в Ченки, Кленки и на Пролетарский луг стали курсировать пароходы. Сюда на выходные и праздники отправлялись отдыхать целыми коллективами, при этом городские торговые организации разворачивали свою выездную торговлю прямо на лугу. Тут же, у реки, проходили танцевальные и песенные конкурсы и спортивные соревнования.

Генеральным планом развития Гомеля, который в 1950 году представил главный архитектор города Чернышов, предполагалось создание на Пролетарском лугу загородного парка и обустройство пляжей. Впрочем, детвора с ближайших улиц и без главного архитектора давно считала эту местность своей зоной отдыха. По воспоминаниям старожила Аркадия Чачина, в конце 1940-х годов он со своими товарищами с улицы Старо-Черниговской бегал купаться на Волотовское озеро, впоследствии прозванное Обкомовским. Ныряя один раз, друзья обнаружили на дне озера... 45-миллиметровую противотанковую пушку. Легендарную «сорокапятку», видимо, оставили здесь при отступлении.

Самый крупный пляж действовал в 1950-х годах на правом берегу Сожа, прямо перед парком — на участке от Лебединого озера до Киевского спуска. Здесь был песок, кабинки для переодевания, продавали, в том числе и в разнос, мороженое, торговали газированной водой из пирамидальных емкостей. Отдыхали и на противоположном берегу. Поскольку пешеходного моста через Сож тогда не существовало, переправляли пляжников на лодках. Лодочники-частники брали тогда за свою работу пять копеек.

«Долой буржуазный стыд»: сексуальная революция на гомельских пляжах

Гомельчанка Татьяна Марченко вспоминает:

— После войны мы жили в центре, и по выходным отец любил водить меня и сестру на городской пляж. Переправлялись на лодках, купались, загорали там. По возвращении с пляжа у нас был свой ритуал — отец расстилал на зеленой лужайке в парке Луначарского плед, покупал нам ситро и мороженое, а себе — пиво. Мы некоторое время отдыхали и играли с сестрой на лужайке, а потом шли домой.

Любители более крепких напитков могли посетить ресторан с игривым названием «Поплавок», расположенный на дебаркадере у набережной Сожа.

В 1966 году трест «Мостострой-5» приступил к строительству пешеходного моста через Сож. После того как его металлические пролеты протянулись над рекой, освоение «южного берега Сожа» пошло особо высокими темпами. На пляже оборудовали раздевалки, волейбольные площадки, установили водозаборные колонки (в наше рыночное время, когда даже вода стала товаром, благополучно заглушенные). Акваторию центрального пляжа огородили буйками, и за безопасностью «купающихся граждан» стали следить спасатели ОСВОДа, станция которого расположилась на противоположном берегу.

Присутствие буйков и спасателей тогда было вдвойне актуальным. Дело в том, что в 1960-1970 годы Сож был местом не только отдыха, но и бурного движения речного флота. По реке интенсивно передвигались баржи и грузовые суда (в том числе типа «река-море»), доходившие отсюда до Херсона и Черного моря, суда на подводных крыльях типа «Ракета» или «Полесье» — последний тип быстроходного судна был разработан и выпускался на Гомельском судоремонтно-судостроительном заводе, не говоря уже о прогулочных теплоходах. В огромном количестве по Сожу носились моторные лодки и катера — бензин был относительно недорогим, а любимым развлечением загорающих было наблюдать за захватывающими прыжками водных лыжников с трамплинов. Ну и гомельская школа гребли, ставшая благодаря Леониду Гейштеру олимпийской, регулярно выводила на сожские волны свои байдарки, каноэ и академические экипажи...

«Долой буржуазный стыд»: сексуальная революция на гомельских пляжах

Излюбленное место гомельских хиппи

Как рассказывал недавно ушедший из жизни гомельский бард Александр Конопелькин, в конце 1960-х годов заречная зона была излюбленным местом сбора хиппи из центра города. Впрочем, гомельские «хиппаны» — тема отдельного разговора...

Своеобразной фрондой отдельных представителей гомельской молодежи в конце 1970-х годов стали попытки, возвращаясь с пляжа, пройтись по улице Советской по пояс обнаженными. Однако эта стихийная «борьба за раскрепощение» довольно оперативно пресекалась милицией, заставлявшей бунтарей одеваться. И дело вовсе не в «тоталитарном коммунистическом строе» — радикальные комсомольцы в 20-е годы вообще ходили голышом под лозунгом «Долой буржуазный стыд!». Но в конечном итоге советское общество во многом законсервировало по сути традиционные, общинные представления о нравственности. Потребовалась вторая волна либеральной революции 90-х, чтобы разрушить эти общественные ограничения и строгие моральные нормы.

Уже в начале 80-х пляж и расположенная за ним заречная зеленая зона становятся местом «сексуального раскрепощения» гомельской молодежи. Там по вечерам все чаще начинают уединяться любовные парочки. А вот по линии УВД растет статистика изнасилований, грабежей и тяжких телесных, совершенных в этой местности.

Гомельчанин Игорь Р., 47 лет, вспоминает: — Я со своей девушкой часто ходил за речку в то время — а куда было деваться? Своей квартиры не было, и я, и она жили с родителями. По вечерам там было неспокойно, поэтому брал с собой большой нож — отец из Афгана привез. Ну, в общем, потом мы поженились — живем до сих пор...

Кстати, в 1970-1980-х на пляж часто ездили на такси. Проехать «на моторе» по Советской до площади Ленина обходилось по счетчику примерно в 1 рубль.

Вместе с ростом благосостояния советских граждан на пляжах появляются и люди с металлоискателями, собранными по схемам из журнала «Техника — молодежи». Нет, это не саперы и не тимуровцы, а новоявленные золотоискатели, ищущие цепочки, сережки и прочие изделия из драгмета, утерянные беспечными отдыхающими.

Время от времени по городу ползут тревожные слухи, связанные с пляжем — то здесь якобы «палочку сифилиса» нашли, и поэтому купаться нельзя, то вообще рассказывают страшную байку про спасателей, будто бы с аквалангом топивших людей для того, чтобы сорвать денежное вознаграждение с родственников — за обнаружение тела. В те времена слухи и городские сплетни замещали собой отсутствие интернета...

В 80-е годы появляются в Гомеле и первые нудисты, впрочем, популярности это движение не получило до сих пор. Что ж, пляж наряду с другими общественными местами, как бани или рынки, всегда был своеобразным зеркалом жизни и быта. В нем от фасона купальных костюмов до поведенческих стереотипов неизменно отражались все процессы, менявшие общество.

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Сколько лет в веке? (ответ числом)

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Нужна ли Гомелю велосипедная инфраструктура, как в европейских городах?

Новости Гомеля

Гомель представил событийный календарь для туристов

Хотите узнать больше? Гомельчане первыми в стране создали вир­туальный путеводитель по значимым меро­приятиям. Разработчиком интерактивного календаря выступил Гомельский 8

В Гомеле подведены итоги акции «Маёй краіне»

Хотите узнать больше?   По материалам http://newsgomel.by/news/v-gomele-podvedeny-itogi-akcii-mayoy-kraine09-12-2016... 5

Приходите получить ответы

Хотите узнать больше? Федерация профсоюзов Беларуси утвердила план-график приема граждан правовыми инспекторами труда в районных, городских объединениях профсоюзов. Как 37

Жизнь после ДТП. На примере гомельской школьницы Насти Юрченко узнали, почему белорусские дети вынуждены проходить реабилитацию за границей

Хотите узнать больше?   Два года минуло с трагическо­го дня, когда на улице Быховской в районе 40-й школы под колёса авто­мобиля попала школьница Настя Юр­ченко. 52

Неподсудна, или Водитель без головы

Хотите узнать больше? В российском Ханты-Мансийском автоном­ном округе траур: в ДТП на трассе Ханты- Мансийск — Тюмень погибли десять детей. За жизнь ещё двенадцати до сих 71

Начальник городского отдела по ЧС о том, обязательно ли устанавливать пожарные извещатели и когда нужно звонить в «101»

Хотите узнать больше? Обязательно или жела­тельно устанавливать в квартире автономные пожарные извещатели? Какие платные услуги оказывает МЧС? Где в этом году снесут 256