Закрыть

Выберите свой город

Закрыть

Мед в центре скандала (фото)

Ярмарки меда, которые гастролируют по всей стране, вызывают неоднозначную реакцию со стороны местных пчеловодов. И чем чаще приезжают ярмарки, тем настойчивее разговоры о том, что продаваемый там мед фальсифицирован, а у продавцов нет нужных документов.


Лара Навменова, "Гомельская правда"

В Гомеле по уже сложившейся традиции мед, как правило, продают под куполом цирка – его фойе на некоторое время становится местом бойкой торговли. И, чтобы не питаться слухами, мы решили самостоятельно попробовать предмет горячего спора на вкус.

Такое разное число диастазное
О том, что в Гомеле с 8 по 18 августа пройдет республиканская ярмарка “Медовый Спас” жителям областного центра рассказали яркие растяжки, загодя развешенные на центральных улицах. Среди стран-участниц значились Беларусь, Россия, Украина. Организовала выставку минская фирма “Мир меда и здоровья плюс”. Взяв с собой стеклянную тару в виде баночек из-под детского питания, отправилась на ярмарку ближе к полудню, на следующий день после открытия. И сразу же несколько разочаровала география: украинского меда, как не искала, не нашла. В ответ на вопрос “А где же он?” продавцы дружно пожимали плечами. На поверхности появились две версии: либо украинского меда и в самом деле не было, вопреки заверениям организаторов, либо продавцы не очень хорошо знали, что именно они продают. Российскую же продукцию широко представляла лишь Воронежская область. Зато при помощи ярких плакатов вполне убедительно рекламировался отечественный мед.

Мед в центре скандала (фото)

Ради чистоты эксперимента приобрела на пробу по образцу меда у каждого из продавцов, торгующих российским товаром — в тот день их было пятеро. Изначально привлек внимание “Царский мед диких пчел”. Комментарий продавца прозвучал так: “Обычный луговой…”. Мед “Одуванчиковый” подкупил ярко-желтым цветом, “Девясил” — надеждой на многократный оздоровительный эффект, а “Расторопша” — обещанием скрасить непростую жизнь печени. Мед “Горный” оказался единственным в этом списке продуктом, произведенным промышленным способом, и находился в заводской таре. Завершил перечень мед под названием “Донник”. Он был приобретен как продукт отечественного пчеловодства: справедливости ради и за не совсем товарную “внешность”. Оказалось, что этот сероватого цвета мед — из Гомельской области. В общем, в каждую баночку вошло в среднем по 290 граммов меда: на первый взгляд, более чем достаточно для небольшого лабораторного исследования.

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

К вопросу, почему “на первый”, мы еще вернемся, а пока о полученных результатах. Чтобы узнать диастазное число, объем массовой доли воды и проверить мед на содержание оксиметилфурфурола “ГП” обратилась в областной центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. Диастаза — это фермент, который вырабатывает пчела. Диастазное число, то есть количество ферментов диастазы на единицу объема, указывает на степень биологической активности меда. И чем оно выше, тем натуральнее и целебнее продукт. Оксиметилфурфурол — очень нежелательное для человеческого организма вещество. Его присутствие говорит о том, что мед либо фальсифицирован, либо он старый, или же его грели, чтобы избавиться от засахаривания. Ну а мед с повышенным содержанием воды для длительного хранения непригоден, поскольку может быстро закиснуть.
Испытания на безопасность и качество проводились согласно единым санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям, утвержденным комиссией Таможенного союза в мае 2010 года. Выяснилось, что все три показателя соответствуют установленным нормам. При этом оксиметилфурфурол вообще не был обнаружен, а диастазное число оказалось довольно-таки высоким: от 13 с хвостиком до 43 при норме от 7 до 50 единиц. Наиболее высокую диастазу показал обычный луговой мед, который позиционировался, как “Царский мед диких пчел”. А самая низкая диастаза к нашему удивлению оказалась у меда “Горный”, хотя традиционно принято считать, что нектар, собранный пчелами в горных районах, позволяет получать наиболее целебный продукт. Зато порадовал тот факт, что невзрачный с виду мед “Донник” из Гомельской области попал на второе место: его диастазное число лишь немногим уступало лидеру.
Для пущей убедительности, чтобы снять претензии со стороны вероятных скептиков, мы продублировали лабораторные исследования, обратившись еще и в Гомельский центр стандартизации, метрологии и сертификации. Результат оказался идентичным. Возьмем диастазу. Мед “Царский” — 42,8; мед “Донник” — 38,2; мед “Горный” — 13,2. В остальных образцах диастазное число колебалось от 14 до 18 единиц.

Насколько реально продукт натуральный
Глядя на Эльзу, которая, присев на корточки тут же за импровизированным прилавком, торопливо кусала бутерброд, очень хотелось верить, что на ярмарке все в полном порядке. Эльза живет в восьмидесяти километрах от Уфы. Ее родственники — потомственные пчеловоды. “У нас в Башкортостане, — рассказала она, — если не через дом, то через два у каждого есть ульи”. Эльза уже шесть лет кряду приезжает в Гомель и другие города Беларуси торговать медом. Говорит, что у нее на родине больше всего популярен не горный, а равнинный липовый мед. Продукцию башкирских пчеловодов Эльза с земляками везут на машинах. Чтобы добраться до Гомеля, говорит она, нужно двое суток. И добавляет: “Вы не сомневайтесь — это настоящий башкирский мед! Знаете, сколько документов нужно оформить, чтобы мед из страны вывезти? Очень, очень много. Так что не сомневайтесь!”

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Башкирский мед приехал в Гомель на второй день после открытия ярмарки и был выставлен на продажу после обеда, так что приобрести образец на пробу не получилось. Впрочем, просто попробовать мед мог любой из потенциальных покупателей, тем более что именно это и предлагали все продавцы наперебой.

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Ирина, которую я встретила на ярмарке за пару дней до ее закрытия, как раз пробовала аккураевый. Медоносный аккурай растет в Южном Казахстане и Средней Азии. Есть мнение, что аккураевый мед позволяет сохранить красоту до глубокой старости. “Непривычный вкус, — сказала Ирина. — Чем-то отдаленно напоминает пастилу…”

Мед в центре скандала (фото)

А теперь вернемся к нашим лабораторным исследованиям. Органолептика, то есть вкус и аромат продукта, — один из непременных показателей, без которых объективно судить о его качестве нельзя. Об этом рассказал Сергей Сабуров — председатель областного общественного объединения “Златомед”. Он сам его организовал и даже международную конференцию пчеловодов сумел несколько лет назад в санаторном местечке под Гомелем провести. Бывший подполковник МЧС, а ныне пенсионер-пасечник, занимается любимым делом профессионально. Уйдя со службы, окончил академию пчеловодства в городе Рыбном Рязанской области России. Говорит, что в бывшем Союзе, а теперь и в СНГ она была и остается единственной в области пчеловодства, где дают настоящие профильные знания. Шутит: “У меня по пчелам можно сказать второе высшее образование!” Наш эксперимент с пробами он воспринял как художественную самодеятельность.

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

— Знаете, трех избранных вами позиций для определения качества меда явно недостаточно. Конечно, все они важны. Но этого мало, если вы наверняка хотите узнать фальсифицирован мед или нет. Для этого хорошо бы сделать пыльцевой анализ. К примеру, вам предлагают гречишный мед. Он должен быть монофлерным, то есть собранным в основном с одного вида растений. Значит, содержание пыльцевых зерен гречихи должно быть преобладающим. Если это не так — перед вами фальсификат. Гречишным этот мед называться не может и целебными свойствами, присущими гречихе, не обладает. Один из наиболее известных способов фальсификации, это когда сборно-цветочный мед выдают за отдельный, более высокого сорта монофлерный мед. Кроме того, пыльцевой анализ позволяет определить и географическую принадлежность продукта. Допустим, вы покупаете липовый мед из средней полосы России, но в результате анализа в нем обнаруживаются зерна мандаринов. А они, как мы знаем, растут в том же Китае. Между тем Китай занимает передовые позиции на мировом рынке меда. Причем производит его в разы больше, чем другие страны. И я вполне могу допустить, что на белорусских рынках может продаваться фальсифицированный китайский мед. Не думаю, что его очень трудно привезти к нам с территории Российской Федерации…
Прения сторон
Приобретая образцы меда, мы, конечно же, понимали, что результат лабораторных исследований, каким бы он ни был, не может быть использован в качестве сколь-либо официального аргумента. Это всего лишь иллюстративный материал к публикации. О качестве меда могут и должны говорить сопроводительные документы. Оказалось, что уже в день открытия ярмарки в Гомеле, городские ветеринарные службы провели там свой мониторинг и никаких нарушений в документации, представленной “Миром меда и здоровья плюс”, не нашли. В частности, ветеринарные сертификаты Таможенного союза, как главные документы, подтверждающие качество российского меда, были в полном порядке.

Мед в центре скандала (фото)

Однако, как выяснила “ГП”, месяцем ранее той же фирмой была организована ярмарка в Бобруйске. Так вот там картина была диаметрально противоположной. В ходе предыдущего мониторинга обнаружилось либо отсутствие, либо нехватка необходимых протоколов испытаний и ветеринарных свидетельств, которые удостоверяли бы безопасность и качество продаваемого продукта. К примеру, некоторые протоколы испытаний на мед были представлены ксерокопиями, не заверенными учреждением, их проводившим. Санитарные разрешения были не у всех продавцов, и не вся тара была должным образом промаркирована — не представлялось возможным выяснить, где, собственно, конкретный мед произведен. Кроме того, со слов ведущего ветврача Могилевской областной ветеринарной лаборатории Андрея Шушеначева, с которым я связалась по телефону, на все партии ввезенного в Беларусь натурального меда перед его реализацией конечному потребителю не были проведены контрольные испытания на наличие остатков ветеринарных препаратов. А их необходимо было провести в Белорусском государственном ветеринарном центре, как того требует Департамент ветеринарного и продовольственного надзора нашей страны. Возникает вопрос: как в течение месяца “Мир меда и здоровья плюс” сумел полностью исправить ситуацию? Его я и задала одному из учредителей фирмы Вадиму Пачковскому. На что он сказал примерно следующее: на вопрос “как” ответил мониторинг гомельских ветслужб, которые никаких нарушений в части документации не обнаружили. А что касается эпизода с испытаниями на остатки ветпрепаратов, так это просто некомпетентность некоторых специалистов. В Бобруйске продавался мед прошлого, 2012 года, а известный документ заработал 1 июня нынешнего, 2013-го. Закон же обратной силы не имеет.

Вновь набираю номер телефона Андрея Шушеначева. Все претензии были абсолютно обоснованны, еще раз подтверждает он. Неважно, когда был ввезен мед — отраслевое ведомство требует проводить испытания непосредственно перед реализацией, а мед продавали в июле, после того как новые правила вступили в силу. Понимаю, этот спор может быть бесконечным. И дело не в частном случае. Ярмарки меда в последнее время все чаще попадают в эпицентр скандалов. Взять хотя бы Витебск, где весной была прекращена торговля медом. Нехорошая ситуация попала в поле зрения республиканской прессы. По опубликованным в ней данным в Витебске продавался фальсификат, уходящий корнями в Китай. Этой же весной подобный инцидент произошел и на ярмарке меда в Могилеве, где, судя по сообщениям информагентств, в дело вмешался Госконтроль.

Откуда у пчелки жалко?
Итак, какая метла нужна, чтобы навести порядок на рынке меда нашей страны? И возможно ли это в принципе? Ведь на обывательском уровне существует твердое убеждение, что торговать “правильным” медом экономически невыгодно — особенно если он привозной. Продавцы меда с Центрального рынка Гомеля, в сущности, сказали то же самое: пытаясь глубже вникнуть в суть вопроса, я постаралась завести с ними разговор. Узнав, что башкирский мед продается в Гомеле по 150 тысяч рублей за килограмм, одна из женщин-продавцов заверила — с такими транспортными расходами килограмм должен стоить не менее полумиллиона. Если, конечно, мед настоящий.

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Вадим Пачковский такие доводы называет “бредом сумасшедшего”. И легко раскрывает тайны нехитрой бухгалтерии. Говорит: 150 тысяч белорусских рублей, это, примерно, 600 рублей российских. А если оптовая цена килограмма меда 220 рублей, в коммерческом успехе предприятия можно не сомневаться.
По его мнению, существует другая, гораздо более серьезная проблема — отсутствие выставочных павильонов. Нет их ни в Гомеле, ни в других городах и весях страны. Исключение составляет только столица. Действительно. Ярмарки меда в большинстве своем проходят под сенью очагов культуры. В случае с Витебском это, правда, был Ледовый дворец. Зато в Бобруйске — драмтеатр, а в Гомеле — цирк. Вообще же местом проведения таких ярмарок становятся различные ДК.
Но вот ведь какой парадокс. Можно накрыть поляну стеклянным куполом, назвать это павильоном, пригласить туда пасечников, и пусть себе торгуют. Задаю простой вопрос Сергею Сабурову, председателю объединения “Златомед”: “Если нашим пчеловодам так не нравятся заезжие ярмарки, почему бы им свою собственную не организовать?” “А я предлагал провести местную ярмарку, — ответил он. — Но, к сожалению, из почти ста человек, входящих в наше объединение, только трое изъявили желание принять в ней участие. А вот люди со стороны, те, кто делает бизнес на таких мероприятиях, напротив, обращались ко мне с предложением организовать ярмарку под вывеской “Златомеда”. Я отказался”.
Так что же получается — местные производители меда сами открывают дорогу конкурентам, отказываясь от ярмарочной торговли? На Центральном рынке Гомеля сегодня только несколько человек продают мед внутри главного крытого павильона, и столько же снаружи. Летом баночки с медом стоят рядом с початками кукурузы и другой сельхозпродукцией прямо на солнцепеке, а ведь для меда это губительно. Жалко… Однако жалко, как известно, у пчелки. Пасечники-частники, а их подавляющее большинство в сфере производства меда, сдают его оптовикам и продают знакомым покупателям: устоявшийся круг последних есть у каждого. О сельхозпредприятиях вообще говорить не приходится. По данным главного статистического управления Гомельской области в 2012 году ими было произведено меда практически ровно столько же, сколько и в 2002-м. Это может говорить о чем угодно, но только не о том, что мед на потребительском рынке не востребован. Доказательство — те же ярмарки. А раз они есть, торговля там должна быть прозрачной.
И вот тут настает время поговорить о соответствующей нормативно-правовой базе. Есть постановление Совмина, регламентирующее проведение выставок-ярмарок. Их организаторам, согласно ему, достаточно получить согласование в местных органах власти, согласовывать проведение ярмарок с санитарными службами не обязательно. Но Александр Тарасенко, главный санитарный врач Гомельской области, рассказал, что несколько лет назад был вынужден закрыть ярмарку меда в Светлогорске. Правда, не по вине организаторов, а из-за арендодателей, которые не создали нужных условий. И сослался на закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. В нем есть пункт, из которого, если в двух словах, следует: коль скоро предприятие не предназначено для торговли, к примеру, пищевой продукцией, но сдает для этого в аренду свою площадь, значит, оно обязано согласовать данный факт с санитарными службами.
Гомельский цирк в городской центр гигиены и эпидемиологи, как выяснилось, не обращался. Тем не менее его сотрудники посетили ярмарку “Медовый Спас” и провели свой мониторинг. В результате был установлен ряд нарушений санитарных норм. В частности, отсутствовали условия для мытья и обработки торгового инвентаря, а контейнеры с медом хранились на полу. Кому за это отвечать? Цирку, который согласно одному правовому акту вроде бы должен иметь определенные обязательства, как арендодатель? Или организатору, который процедуру согласований, предписанных другим правовым актом, все же прошел, а потому — какие проблемы?
Сегодня в адрес горисполкома городскими санитарными службами направлено письмо, где говорится о целесообразности проводить государственную санитарно-гигиеническую экспертизу места размещения ярмарок прежде, чем их организаторы получат необходимое согласование в органах исполнительной власти. Но это вряд ли снимет вероятность возникновения каких-то разночтений на почве законодательства.
В идеале было бы неплохо получить единый документ, с четко прописанными правами и обязанностями всех сторон, заинтересованных в проведении выставок-ярмарок, в дополнение к тем правовым актам, которыми руководствуются сегодня различные ведомства. Звучит по-детски? Возможно. В таком случае нужно более гибко и активно действовать в рамках существующего правового поля.
Нет, можно и в частном порядке обратиться в Гомельский центр стандартизации, метрологии и сертификации, и проверить там купленный на рынке мед. Только, во-первых, выльется это в копеечку. Чтобы узнать, каково диастазное число, придется заплатить 94 620 рублей. А за данные о количестве оксиметилфурфурола и того больше — 178 160 рублей. Ну, а во-вторых, эти сведения лишь пополнят багаж ваших знаний. К делу их, как уже говорилось, не пришьешь. Пробы берутся только специалистами и только в строго установленном порядке. В частности, никто ведь не мешает тем же ветслужбам в ходе мониторингов брать пробы меда и проверять их в своей лаборатории. Пыльцевой анализ в Гомеле, к сожалению, не делают. Но есть другие исследования, позволяющие объективно судить о качестве и безопасности продукта. Так почему бы не делать их время от времени? Чтобы потребители были сыты, а пчелы целы. Ну а пока давайте брать с собой на ярмарки хотя бы салфетку. Небольшой совет от Сергея Сабурова. Чтобы узнать, нет ли в меде лишней воды, капните им на салфетку. Если вокруг капли тут же появится влажная окружность, быть может, ну его, этот мед?

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Мед в центре скандала (фото)

Заметили ошибку? Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и оставьте замечание!

Комментарий (Максимум 1000 символов)

Вопрос: Спутник планеты Земля?

Вы знаете что-то интересное или важное и готовы этим поделиться?
Обязательно свяжитесь с нами, это очень просто!

Выберите удобный способ для связи или напрямую отправьте сообщение в редакцию через форму на этой странице.

Govorim.by

vk.com/govorimby

Внимание! Новости рекламного характера публикуются по предварительной договорённости. Подробнее цены на размещение рекламы смотрите здесь

Нужно ли городу новое колесо обозрения в парке?

Новости Гомеля

Гомель представил событийный календарь для туристов

Хотите узнать больше? Гомельчане первыми в стране создали вир­туальный путеводитель по значимым меро­приятиям. Разработчиком интерактивного календаря выступил Гомельский 32

В Гомеле подведены итоги акции «Маёй краіне»

Хотите узнать больше?   По материалам http://newsgomel.by/news/v-gomele-podvedeny-itogi-akcii-mayoy-kraine09-12-2016... 35

Приходите получить ответы

Хотите узнать больше? Федерация профсоюзов Беларуси утвердила план-график приема граждан правовыми инспекторами труда в районных, городских объединениях профсоюзов. Как 77

Жизнь после ДТП. На примере гомельской школьницы Насти Юрченко узнали, почему белорусские дети вынуждены проходить реабилитацию за границей

Хотите узнать больше?   Два года минуло с трагическо­го дня, когда на улице Быховской в районе 40-й школы под колёса авто­мобиля попала школьница Настя Юр­ченко. 80

Неподсудна, или Водитель без головы

Хотите узнать больше? В российском Ханты-Мансийском автоном­ном округе траур: в ДТП на трассе Ханты- Мансийск — Тюмень погибли десять детей. За жизнь ещё двенадцати до сих 110